РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






В.И. Бояринцев. «Перестройка от Горбачева до Чубайса»

В конце 1902 года начались аресты эсеров: 66 человек в Саратове; в 1903 году прошли групповые аресты в Киеве, Екатеринославе, Курске, Одессе, Москве, Петербурге и других городах. Среди арестованных было много еврейской молодежи. Так, киевский комитет весь состоял из евреев. Были арестованы Фрума Фрумкина, Серафима Клитчоглу, Израиль Марголин, готовивший покушение на министра юстиции.

В Женеве в 1903 году новым руководителем «Боевой организации» эсеров становится Азеф.

Много сил эсеры потратили на организацию убийства В.А. Плеве (на это было выделено 7000 рублей, что в пересчете на современные деньги в масштабе 1:50 составляет 350 000 рублей), который с 1902 года был министром внутренних дел. 15 июля 1904 года в результате пятого покушения на него В.А. Плеве был убит при участии двух террористов — Егора Сазонова и Шимиль-Лейбы Сикорского; при этом был убит кучер министра и ранены 12 посторонних людей.

«С ликованием встретили убийство министра в местечках юго-западной России, а в Борисове и Минске даже прошли демонстрации, несли красные флаги с надписью: «Смерть палачам»... Плеве обвинялся в сплочении империи, что азефам было не по нраву, в подавлении беспорядков, вызываемых еврейской молодежью, в почитании русских святынь» (П. Кошель).

«Швейцер под видом грека снял в Париже квартиру, там же поселились младший брат Азефа — химик и Дора Бриллиант. В этой квартире изготовлялся динамит. Дора Бриллиант выросла в еврейской купеческой семье, училась в херсонской гимназии, потом на акушерских курсах, в эсеровской партии с 1902 г. Своим фанатизмом убивать поражала даже товарищей, в Петропавловской крепости стала заговариваться и в 1907 г. умерла.

Комитет решил организовать одновременно три покушения на местных генерал-губернаторов в Петербурге — на Трепова, в Москве — на великого князя Сергея Александровича и в Киеве — на Клейгельса. «Боевая организация» состояла в то время из Азефа, Швейцера, Боришанского, Доры Бриллиант, Дулебова, Савинкова, Каляева, Моисеенко, Ивановской и Леонтьевой» (П. Кошель).

Террористические акты готовили:

— в Москве — Савинков, Дора Бриллиант, Моисеенко, Каляев: к покушению привлекли еще Куликовского, бывшего студента, но он вскоре сбежал;

— в Петербурге — Швейцер, Дулебов, Ивановская и еще восемь новых членов партии;

— в Киеве — Боришанский и супруги Козак. В воспоминаниях, датированных 1917 годом, Савинков пишет: «В то время «Боевая организация» обладала значительными денежными средствами: пожертвования после убийства Плеве исчислялись многими десятками тысяч рублей». Он не открывает, кто же были эти жертвователи, очевидно, те, кому было неугодно твердое русское правительство, кому стояла поперек горла слитность народа, самодержавия и православия, кого сила русской империи пугала» (П. Кошель).

В феврале 1905 года был убит великий князь Сергей Александрович, дядя царя, генерал-губернатор Москвы, удаливший из города разночинную молодежь, за что он и был приговорен заграничным комитетом социал-революционеров к смерти. Убийца был схвачен, им оказался Иван (Янек) Каляев, учившийся сначала в Московском, Петербургском, затем Львовском университетах, по рекомендации Брешко-Брешковской он побывал в свое время в Женеве, где и стал членом «Боевой организации» эсеров. Идейным руководителем террора в это время был Гоц, практическими руководителями — Гершуни и Азеф, комитет «Боевой организации» составляли Азеф, Швейцер, Савинков.

В феврале во время взрыва в петербургской гостинице «Бристоль» погиб Макс Швейцер, вскоре террористическая группа из 20 человек была арестована, теперь уже Савинков начинает готовить покушение на Клейгельса, в группу вошли Мария Школьник, Шпайзман, Зильберберг с женой. Дело сорвалось — металыцики Школьник и Шпайзман испугались; но в 1906 году Маня Школьник и Арон Шпайзман совершили покушение на черниговского губернатора Хвостова, ранив его, за что Шпайзмана казнили, а Школьник приговорили к 20 годам каторги.

«Деньгами партия обладала большими. Они составлялись из пожертвований либеральной интеллигенции, из средств богатых членов партии, из денег, добытых экспроприацией. По словам Савинкова, из Америки через члена «Финляндской партии активного сопротивления» Циллиакуса ЦК партии был передан миллион франков, постоянно отпускало деньги и японское правительство.

За границей настаивали на скорейшем вооружении масс в России. Для этого создали группу во главе с Рутенбергом: техники Горинсон и Гершкович и фельдшерица Севастьянова...» (П. Кошель). Он же отмечает, что людей убивали за их высказывания, за отказ участвовать в забастовке, за то, что вступил в патриотическую организацию.

Дело шло к вооруженному восстанию, которое и произошло в 1905 году.

П. Кошель отмечает: «Неотделимы террор и провокации. Там, где раздаются револьверные выстрелы, зачастую живут бесчестье, предательство» (выделено мной. — В.Б).

На основе приведенных им данных можно составить список (далеко не полный!) провокаторов: Окладский, Дегаев, Малиновский — член ЦК партии большевиков, руководитель большевистской фракции IV Государственной думы, Евно Агеф — «суперпровокатор в российском терроре», бывший, по определению П. Кошеля, «беспринципным и корыстолюбивым негодяем».

Евно Азеф родился в 1869 году в семье местечкового портного. После окончания гимназии подрабатывал, но однажды на украденные у одного купца 800 рублей он уехал в Германию получать образование, а когда деньги кончились, написал письмо в Петербург в департамент полиции с предложением давать сведения о революционных кружках. Русские агенты в Германии доносили: «Евно Азеф — человек неглупый, весьма пронырливый и имеющий обширные связи между проживающей за границей еврейской молодежью...» Получив диплом инженера-электротехника, Азеф сближается с руководителями «Союза социалистов-революционеров» и вскоре занимает, по его словам, «активную роль в партии», он становится двойным агентом.

С 1903 года он (вместо арестованного Гершуни) становится главой «Боевой организации», получая от департамента полиции по 500 рублей в месяц. Азеф выдает полиции Савинкова, Слетова, Селюк, но он же и в числе организаторов убийства великого князя Сергея Александровича, генерал-губернатора Трепова. После разоблачения он остался в Германии, где и умер в 1918 году, его имя стало нарицательным именем провокатора.

Одним из провокаторов была Маня Вильбушевич, организовавшая в Минске «Еврейскую независимую рабочую партию». а после ее ликвидации в 1903 году уехавшая в Палестину, где стала одним из идеологов сионизма.

В Одессе работали провокаторы Шаевич и Волин, а в Петербурге — Георгий Гапон, священник, происходивший из полтавских украинцев. Известны итоги гапоновской провокации 9 января 1905 года: 130 убитых и около 300 раненых. От имени ЦК партии Азеф предложил Рутенбергу ликвидировать Гапона, что и было сделано.

Раввин г. Сквиры Киевской кубернии Ямпольский сотрудничал с жандармами, освещал работу «Бунда» и сионистов, в 1905 году им была выдана полиции бундовская организация во главе с Бодером.

Социалист-революционер В. Габель сообщил охранке ряд ценных сведений, но в 1917 году «старый революционер» был приговорен к расстрелу.

П. Кошель пишет: «Леворадикальные силы попытались использовать некоторый спад в экономике, проигранную войну с Японией, январскую трагедию... Теперь уже ясно, что восстание 1905 г в большой степени финансировали Америка и Япония... Военный агент японской миссии полковник Акаши... перебрался в Европу и там установил тесные связи с русскими эмигрантами-революционерами. В этом ему помогали международные шпионы: финский социалист Циллиакус и эсер-грузин Деканози. Русская политическая полиция сумела сфотографировать список, составленный Циллиакусом... По этому счету общая сумма выражается в 26 тысяч стерлингов или приблизительно в 260 тысяч рублей!» Отметим, “то на современные деньги это составляет 13 миллионов рублей!

На японские деньги Азеф и Гапон купили в Англии пароход, загрузили его динамитом, тремя тысячами револьверов, пятнадцатью тысячами ружей и отправили его в Россию, но пароход сел на мель и был взорван командой.

1905 год ознаменовался разгулом терроризма.

В январе 1905 г. социал-демократами была организована боевая техническая группа для ввоза в Россию оружия и его распространения, которой руководили Н. Буреник, Софья Познер, от ЦК большевиков группу курировал инженер Л. Красин.

В Петербурге в 1905 году готовил боевые дружины и снабжал их оружием Пинхус (Петр) Рутенберг, соратник Гапона по 9 января 1905 года, позже — организатор и руководитель убийства Гапона.

За границу для покупки оружия выезжали Е. Стасова, М. Литвинов, Камо. Закупленное в Бельгии оружие через Германию и Австрию направлялось в Россию, только по одной из сделок в Россию шло шестьдесят тысяч винтовок. Социал-демократы тоже посчитали, что без террора им не обойтись: боевая дружина большевиков закидала бомбами петербургскую чайную, где собирались рабочие — члены «Союза русского народа».

Из 1059 человек, погибших во время восстания 1905 года, дружинников Пресни и других районов — 126, солдат, офицеров, полицейских и жандармов — много больше. Во время восстания жертвами стали более тысячи человек мирного населения.

В период московского восстания проявили себя: Зиновий Литвин-Седой — начальник штаба краснопресненских дружин, Зиновий Доссер — один из членов руководящей «тройки», В. Шанцер, Лев Кафенгаузен, Лубоцкий-Загорский (чьим именем — Загорск — был впоследствии назван Сергиев Посад), Мартын Мандельштам-Лядов.

«В боевые революционные моменты эти социалисты из сионистов всех толков были вместе с нами», — сообщает С. Диманштейн, в будущем видный большевик» (А.И. Солженицын).

Весной 1906 года «Боевая организация эсеров» насчитывала уже около 30 человек и готовила покушение на министра внутренних дел Дурново и других, этим занимается, в частности, другой Гоц — Абрам, ставший в 1917 году председателем ВЦИК первого созыва. На его счету — активное участие в покушениях на Дурново, Акимова, Шувалова, Трепова доля в убийствах Мина, Римана».

В Петербурге эсерами был убит градоначальник фон Лауниц, в Москве бросали бомбу в градоначальника Рейнбота, за организацию «черной сотни» в Тамбове был убит советник губернского правления Луженовский.

«Всем этим недоучившимся студентам, плохо говорящим по-русски выходцам из местечек, заграничным революционерам нужно было есть, пить, одеваться во что-то. Добрые иностранные дядюшки такую огромную ораву содержать не могли да и не хотели. Достаточно того, что они субсидировали лидеров... Деньги добывались вооруженными грабежами или, как это называлось в революционной среде, экспроприациями...» (П. Кошель).

В августе 1906 года была взорвана дача П.А. Столыпина, ранены трехлетний сын и 14-летняя дочь Столыпина, погибли террористы и много людей, находившихся в приемной (всего 36 человек).

Убийство же Столыпина позже осуществил Дмитрий Богров (Мордко Гершков), примкнувший к группе анархистов-коммунистов, осведомитель киевской охранки, которому в феврале 1917 года хотели установить памятник.

Интересно сравнить цифры жертв террористических актов, которые, естественно, готовил не один человек. Таким образом, вина за 17000 жертв террора должна лежать, по крайней мере, на 50000 человек, со статистикой казней по решению судов Российской Империи: 1901—1905 гг. — 93; 1906—547; 1907—1139; 1908—1340; 1909—771; 1910—129; 1911 — 73 (Мельгунов С. Красный террор в России. М., 1990).

Следовательно, за этот период было казнено 4092 человека, то есть даже не осуществлялся принцип «смерть за смерть», а нередкое помилование террористов приводило к тому, что они продолжали свою разрушительную, антигосударственную деятельность.

«СКОЛЬКО СТОИЛ БОЕВИЗМ?»

Так называется небольшая статья Анны Гейфман, профессора Бостонского университета в США опубликованная в журнале «Родина» (июль 1998). Она пишет: «...Экономический ущерб от революционных «эксов» стал постоянной «головной болью для правительства». По подсчетам Министерства финансов, с. начала 1905 года по середину 1906-го революционный бандитизм обошелся имперским банкам в 1 миллион рублей! А вот данные только за один (!) день: от 30 октября 1906 года поступило 15 донесений об экспроприациях в разных концах страны. Всего же в это время (январь 1905 — июль 1906) произошло 1951 ограбление по политическим мотивам. Причем в 1691 случае революционеры избежали наказания. А если учесть количество как государственных, так и частных учреждений, ставших жертвами революционного разбоя, то сумма конфискованных денежных средств возрастет до 7 миллионов рублей.

<<   [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] ...  [69]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено