РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






А.В. Улюкаев. «В ожидании кризиса: ход и противоречия экономических реформ в России»

Чтобы яснее понять, почему те или иные реформистские меры не осуществлены или выполнялись частично или растянуто во времени, необходимо иметь в виду, что имелись некоторые обстоятельства, которые априорно и не могли быть учтены, например, влияние на реформы масштабов экономики. Оказалось, в частности, что инерционность масштабной экономики на раскручивание инфляционной спирали после либерализации цен влияет мало, а на темпы раскручивания безработицы, наоборот, очень сильно. Выяснилось, что между изменениями в денежной политике и соответствующими переменами динамики инфляции при этих масштабах экономики возникает временной лаг, постепенно увеличивавшийся с 3—4 месяцев и 1992 г. до 6—7 месяцев в 1996—1998 гг.

Огромное влияние на взаимосвязь финансовой политики и динамики производства оказывала сезонность экономики, при которой весьма высокие колебания во времени имели, в частности, расходы и доходы бюджета, что объективно крайне осложняло осуществление разумно-жесткой денежно-финансовой политики. Так, высокий удельный вес сельского хозяйства и добывающей промышленности, гораздо больше, чем в среднем экономика, зависящих от смены сезонов, в ВВП России в совокупности с неразвитой системой кредитования, определяли высокую сезонную нагрузку весной и летом на расходные статьи бюджета. То же самое связано с обеспечением сезонной доставки грузов в отдаленные северные районы («северный завоз»), С другой стороны, многие бюджетные доходы, особенно доходы от внешней торговли, также поступают с существенными сезонными скачками.

Возникает важный вопрос: почему же сезонный фактор так сильно влияет на российскую экономику и несопоставимо меньше на экономику США и Канады — стран весьма сходных с Россией по масштабам и природно-климатическим условиям?

Во-первых, в экономике Канады и, особенно, США гораздо выше удельный вес обрабатывающей промышленности, торговли, финансового сектора, сферы услуг, практически не подверженных сезонным колебаниям. Это касается и производства ВВП, и экспорта.

Во-вторых, сельское хозяйство Канады и США прошло стадию индустриализации и ведется преимущественно промышленными методами, что ослабляет его привязку к сезонности.

В-третьих, добывающая промышленность на севере упомянутых стран ведется вахтовым методом, что резко снижает масштабность какого-либо варианта «северного завоза».

В-четвертых (и это главное), хорошо развитая финансово-банковская система, сезонное кредитование под урожай и под добычу сырья, форвардные контракты, фьючерсы, страхование сезонных рисков дают возможность сбалансировать доходы и расходы как хозяйствующих субъектов, так и госбюджета во времени и практически нивелировать влияние экономической сезонности на денежное обращение и денежную политику.

Каково бы ни было влияние факторов масштаба экономики и ее сезонности, необходимо отметить, что первая программа реформ была рассчитана на весьма короткий срок — несколько месяцев — и за этот период были достигнуты колоссальные результаты не столько в выполнении пунктов программы (одни из них не были выполнены вовсе, другие — не полностью), сколько в изменении не только экономической и социальной ситуации (устранение угрозы физического голода и холода, паралича транспортных, коммуникационных и энергетических систем, распада государства, сепаратизма), но и в смысле смены исторического пути развития страны, осуществления системной трансформации в огромной стране. За шесть месяцев (с ноября 1991 г. по апрель 1992 г.) в России сформировались политические и экономические предпосылки развития капитализма.

К политическим предпосылкам относятся: формирование относительно устойчивого и в основном реформистски ориентированного политического режима1, который смог интегрировать в себя основные союзные властные структуры (и соответственно основные кадры чиновничества), официально выступить правопреемником СССР на международной арене, установить упорядоченность экономических и политических взаимоотношений республик бывшего СССР и их различных институтов, добиться полного признания мирового сообщества, смог согласовывать противоположные интересы во внутренней политике, обеспечить приемлемые условия жизнедеятельности для основных категорий граждан, поддержать поступательное развитие отечественного бизнеса и защиту его основных жизненных интересов;

утверждение в целом дееспособных институтов российской национальной государственности (хотя и с серьезными «родимыми пятнами социализма»: системой советов сверху донизу, господством «красных» профсоюзов, фактической колхозно-совхозной монополией в сельской жизни, сохранением в основном номенклатурного способа осуществления кадровой политики), включая политические (армия, граница, система поддержания правопорядка, институты судопроизводства и др.) и экономические (национальная валюта и денежная система, бюджет и налоговая система, государственные регуляторы экономики и т.п.).

1. В сформировавшейся «августовской республике» довольно сильной президентской власти (и сильной не конституционно, а фактически во многом благодаря харизматичности личности Президента и общей ситуации революционного подъема) оппонирует не столько политическая оппозиция, сколько Верховный Совет, претендующий на то, чтобы быть не только законодательной, но в то же время и исполнительной властью. В этих условиях регионы фактически могут выбирать, на кого из участников этого противостояния им ориентироваться.

Конечно, политический режим «августовской республики» отличался крайней нестабильностью. По сути он был нелегитимным (незаконным), так как не имел конституции. Правовая база была лоскутна, во многом скомпонована из обрывков бывшего союзного и советско-российского законодательства, которые препятствовали реализации нового, прорыночного хозяйственного законодательства. Многие изменения политической и экономической жизни вводились указами Президента и не имели должного законодательного оформления.

Харизма Президента, на которой держалось многое в балансе властей, приходила в противоречие с динамикой преобразований, ожиданиями общества. Распадался идеологический консенсус, сориентированный на ценности демократии и рыночной капиталистической системы и как бы дававший реформаторам мандат на проведение подчас весьма болезненных преобразований.

К началу 1993 г. стала нормой постоянная острейшая конфронтация представительной и исполнительной властей (к этой конфронтации на определенном этапе присоединилась и судебная власть). Острейшие конфликты развивались и по линии «федеральный центр — регионы», где очень были сильны сепаратистские тенденции, позволявшие регионам игнорировать практически любые решения исполнительной или представительной власти. Усиливались элементы двоевластия, которое регулярно оборачивалось безвластием.

В конечном счете, эти конфликты фактически разорвали «августовскую республику», стал неизбежным силовой выход из политического и правового тупика, образованного двоевластием и отсутствием легитимности.

Тем не менее «августовская республика» представляла собой хоть и слабую, но реальную национальную государственность. Альтернативой ей в то время был лишь распад государственности как таковой, хаотическое развитие.

Политические предпосылки, в свою очередь, во многом определялись установлением экономических предпосылок утверждения в России капиталистического строя. Ими являются:

формирование не командно-плановой, а рыночной системы обеспечения жизнедеятельности граждан и хозяйственных структур. Важнейшим ее элементом стало формирование торговли вместо фактического распределения как при социализме, отмена системы государственных планов развития народного хозяйства, ликвидация многих видов административного диктата хозяйствующим субъектам;

решение важнейших общеэкономических проблем системной трансформации: либерализация цен и (частично) внутренней и внешней торговли, без которой невозможно рыночное хозяйство1, достижение некоторой стабильности в бюджетно-фискальной сфере, устранение угрозы краха государственных финансов, внедрение работоспособной даже в инфляционных условиях налоговой системы, введение внутренней конвертируемости рубля по текущим операциям, устранение множественности валютных курсов;

<<   [1] ... [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] ...  [49]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено