РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






А.В. Улюкаев. «В ожидании кризиса: ход и противоречия экономических реформ в России»

Вопросы протекционистской защиты отечественных товаропроизводителей оказались в центре идеологической и политической конфронтации в обществе. Так, к мощному лоббистскому давлению прибегнул агропромышленный комплекс в целях увеличения таможенных тарифов на импортируемое продовольствие. Другой пример — вызванное лоббистами автомобильной промышленности значительное повышение тарифов на импортные автомобили, которые по существу не дали создать конкурентную среду в автомобильной промышленности.

В протекционистских целях время от времени применяются также попытки восстановить те или иные нетарифные ограничения (ввести, например, квоты на импорт европейского текстиля или запрет на импорт куриного мяса из США). Подобные ограничения во многом провоцируются протекционистскими мерами, направленными против товаров российского экспорта, осуществляемыми властями США и в отдельных случаях — стран Европейского сообщества (так называемые антидемпинговые процедуры, например, по поводу продукции российской металлургии, текстиля и пр.).

В любом случае средний уровень импортных таможенных тарифов в России представляется завышенным. Эффективная ставка таможенного тарифа составляет около 13% (для сравнения, в большинстве других стран СНГ она 7—8%). Негативной является и практика их частых пересмотров (снижение в результате переговоров с международными финансовыми и торговыми организациями и, наоборот, повышение под воздействием лоббистского давления российских производителей), что создает нестабильность в торговых операциях с российскими партнерами.

РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ. Традиционный механизм управления денежными потоками (а в связи с этим и инвестиционным процессом) через повышение или снижение ставки рефинансирования Центробанка (процент, под который ЦБ дает кредиты коммерческим банкам) в России предпринимались попытки применять с самого начала реформ, но оказалось, что он плохо приспособлен к условиям чрезвычайно высокой инфляции. В период 1992—1993 гг. уровень инфляции заметно превышал ставку рефинансирования Центробанка, процент по предоставляемым кредитам был фактически отрицательной величиной, то есть в реальном исчислении возвращались меньшие суммы, чем выдавались. Но даже в последующий период, начиная с 1995 г., когда ставку рефинансирования удалось привести в соответствие с темпами инфляции, она не стала средством формирования цены денег на рынке межбанковских кредитов и кредитов предприятиям. Гораздо большее воздействие на цену денег оказывала курсовая политика Центробанка и деятельность Минфина по котированию государственного внутреннего долга.

Это практически исключение процентной ставки Центробанка из процесса установления цены денег на финансовых рынках в период высокой инфляции представляет собой важный феномен всех постсоциалистических экономик.

Денежное предложение, кредитная эмиссия, динамика денежной массы и денежной базы находились в пореформенный период под заметно большим влиянием государственной бюджетной политики. Необходимость финансировать бюджетный дефицит в 1992—1994 гг. провоцировала чрезмерный рост кредитов Центробанка Правительству, а следовательно, и соответствующий рост денежного предложения. После прекращения прямого кредитования Правительства Центробанк перешел к активным операциям на открытом рынке. Скупка им ГКО и ОФЗ в массовых масштабах стала главным элементом механизма роста предложения денег в экономике.

Важным условием достижения российскими денежными властями контроля за предложением денег стало прекращение с 1994 г. кредитования Центробанком торгово-экономических отношений со странами СНГ, что на первых этапах реформ создавало мощный внешний источник непредсказуемого и неконтролируемого роста денежной массы.

Степень контроля российских денежных властей за денежным обращением была относительно высока. Однако вследствие краткосрочности всех кредитно-депозитных операций и общей политико-экономической нестабильности контроль над денежным обращением не способствует инвестициям. Перетоки денежного капитала между различными сегментами финансового рынка не сопровождаются соответствующими перетоками реального капитала между различными секторами национальной экономики, не приводят к реальным капиталовложениям в производство.

Особый вопрос — влияние на регулятивные возможности государства фактической бивалютности (обращения двух валют) российского денежного хозяйства. Широкомасштабная долларизация экономики, видимо, неизбежная в условиях долгосрочной экстремально высокой инфляции, привела к тому, что доллар стал в большей степени, чем рубль, выполнять функции меры стоимости, так же, как и рубль, функции средства накопления, и в определенной мере — функции средства обращения. Наиболее очевидным результатом этого оказалось массовое (причем не краткосрочное) инвестирование в доллары, т.е. по сути — в экономику иностранного государства. Большинство мелких и средних инвесторов рассматривают инвестирование в рублевые финансовые инструменты лишь как временную, краткосрочную меру, чисто спекулятивную операцию, обусловленную установившимся в конкретный отрезок времени высоким уровнем доходности по этим инструментам, но именно в силу ее спекулятивного характера такую, из которой надо непременно успеть вовремя выбраться. Такого рода действия инвесторов в 1995 г. было бы ошибочно принимать за дедолларизацию. Это просто краткосрочная смена одного финансового актива другим в погоне за высокой текущей доходностью. Причем доходность подобных операций определяется исключительно на долларовой базе.

В более широком аспекте можно сказать, что любая мера денежных властей, с одной стороны, так или иначе опосредуется более инертным долларовым сегментом денежного обращения, что может несколько смягчать последствия той или иной меры, отсрочивать получение ее возможного результата. С другой стороны, важным макроэкономическим эффектом долларизации является снижение спроса на деньги, выраженные в рублях, что означает существенный дополнительный рост инфляции (проинфляционный эффект).

РЕГУЛИРОВАНИЕ РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ. В экономике России этот вид регулирования появился вместе с самим рынком ценных бумаг в 1992—1993 гг. Основные субъекты регулирования — Федеральная комиссия по ценным бумагам (ФКЦБ) и Центральный банк. Российским законодательством принята скорее германская (в которой банкам коммерческим позволено быть участниками рынка ценных бумаг), чем англосаксонская (которая это запрещает) модель регулирования рынка ценных бумаг. Законодательство определяет участников рынка (регистраторы, реестродержатели, эмитенты, инвесторы в ценные бумаги), правила совершения сделок, ответственность субъектов рынка.

Субъекты регулирования рынка ценных бумаг располагают значительными возможностями воздействия на него. Однако до настоящего времени они использовались в основном в фискальных целях, соответственно развивался преимущественно тот сегмент рынка ценных бумаг, эмитентом которых выступало государство. При этом огромные возможности стимулирования экономического роста и структурных перемен в экономике, которые содержит регулирование рынка корпоративных ценных бумаг, по существу не использовались. В результате капитализация рынка корпоративных ценных бумаг, то есть общая их стоимость, долгое время была крайне невысокой, они оставались существенно недооцененными, в очень незначительном объеме выполняя важнейшую функцию привлечения инвестиций в национальную экономику. Ситуация стала изменяться в позитивную сторону в 1997 г., когда капитализация российского рынка корпоративных ценных бумаг увеличилась более чем в 3 раза, достигнув почти 60 млрд долл. Однако затем в ходе финансового кризиса уровень капитализации фондового рынка сократился более чем в 10 раз и составил 4 млрд долл.

При этом даже в период бума 1997 г. оставалась низкой степень доверия массового мелкого и среднего инвестора к корпоративным ценным бумагам и потенциально важнейшим операторам на рынке корпоративных ценных бумаг — различным (в том числе паевым) инвестиционным фондам. На рынке никогда не котировались акции даже 0,1% российских предприятий.

<<   [1] ... [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] ...  [49]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено