РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






А.В. Улюкаев. «В ожидании кризиса: ход и противоречия экономических реформ в России»

Традиционный либерализм XVIII—XIX веков во многом основывался на идее смешанной экономики с весомым государственным участием. Либеральная экономическая политика второй половины XX века исходит из необходимости минимизировать государственное участие в экономике, ориентироваться не на смешанную экономику, а на экономику, основанную на частной собственности. Эти различия определяются преимущественно конкретно-историческим контекстом того и другого. В XVII—XIX веках Европа выходила из феодализма, и этот выход был сутью идеологии и политики формирующегося либерального направления. Для феодализма же характерно вмешательство в экономику не государства, а корпоративных феодальных и цеховых структур. Национальное государство, его институты, их деятельность были главным инструментом преодоления этого вмешательства. Поэтому ориентация на смешанную частную и государственную собственность была естественной.

Во второй половине XX века проблемой являлся выход из социализма (а для других стран — отбрасывание социализма). В отличие от феодализма социализм не только предполагает, но и основывается на массированном вмешательстве государства в экономику. Здесь речь идет отнюдь не о смешанной экономике: выход из социализма предполагает отделение экономики от государства, формирование полноценного частного сектора, которому и должны быть переданы функции всякого коммерческого хозяйствования.

Суть рациональной экономической политики адекватно сформулировал в свое время А. Смит: «Для того чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, нужны лишь мир, легкие налоги и терпимость в управлении, все остальное сделает естественный ход вещей»1. Экономическая свобода, основанные на ней конкуренция, гибкость и динамизм всех хозяйственных и финансовых институтов выступают непосредственной производительной силой, т.е. прямо определяют экономическую эффективность. К настоящему времени экономическая история накопила огромный массив фактического материала, доказывающего данное утверждение.

Это не означает, что у государства нет никакого места в процессе экономического развития. Действительные роль и задача государственных институтов состоят в том, чтобы обеспечивать участников хозяйственной деятельности объективной информацией и способствовать правильному информационному обмену между ними, а также быть гарантом справедливости и безусловного выполнения заключаемых сделок. В случае недостоверности предоставляемой друг другу и государству хозяйствующими субъектами экономической информации или нарушения условий заключаемых сделок правом и обязанностью государства в лице его соответствующих институтов является применение насилия к нарушителям. Функция легального насилия является исключительной монополией государства и не может быть передана на каких-либо условиях иным, негосударственным институтам.

Роль государства в экономике во многом сводится к обеспечению гарантий того, что никто не отберет у инвестора результаты его инвестиций. А это и есть обеспечение непрерывности воспроизводственного процесса. Как отмечал Томас Джефферсон, «мудрое и бережливое государство должно удерживать людей от причинения взаимного вреда; предоставляя им во всем остальном полную свободу действий, и не отнимая у них ими заработанный хлеб... Эго все, что требуется от хорошего государства».

1. Смит А. Исследование о причинах и природе богатства народов. М., 1948.

К сожалению, в России в ходе социально-экономической системной трансформации утвердилась модель номенклатурного капитализма, «хищнического государства», не выполняющего свои прямые обязанности, но пытающегося подменить рынок и граждан в их сферах.

Так, российские государственные институты весьма задержались с принятием современного хозяйственного законодательства. Гражданский кодекс в его первой части был принят лишь в 1995 г., в последующих частях — в 1996 г. До сих пор не приняты Бюджетный и Закупочный кодексы. Практически застопорилась работа над Налоговым кодексом, продолжающаяся уже свыше пяти лет. В целом плохо развито контрактное право. Не отработаны процедуры банкротств. Земельное и ипотечное право находятся в весьма неудовлетворительном состоянии. Принятый законодателями, но не подписанный Президентом Земельный кодекс по сути отрицает право частной собственности на землю и рыночный оборот земельных участков. Важнейшие сферы экономики регулируются в правовом смысле зачастую не законами, а нормативными актами исполнительной власти, указами Президента и постановлениями Правительства. До сих пор не существует третейских судов (судов, в которых происходит посредничество для достижения примирения конфликтующих сторон). Недостаточно развита практика арбитража.

Информация, которая предоставляется государственными экономическими институтами и призвана служить хозяйствующим субъектам ориентиром при принятии ответственных решений, зачастую недостоверна, запаздывает, в раде случаев остается закрытой. Так, Госкомстат РФ в течение трех лет приводил серьезно завышенные цифры по глубине производственного спада и пересмотрел их лишь под давлением экспертной группы МВФ. Министерство сельского хозяйства объявляет секретными сведения по прогнозу урожайности и сбора зерновых на ближайший период. Центральный банк предоставляет информацию по важнейшим денежным агрегатам с опозданием в три-пять месяцев, а ряд данных по платежному балансу вообще старается не открывать. К этому же ряду относится и постоянное засекречивание денежными властями своих намерений в области денежной программы, сыгравшее, кстати, свою роль в потере инвесторами доверия к российской экономике и углублении финансового кризиса. В Государственной Думе в 1996 г. был подготовлен закон о государственной тайне, относящий к ее предмету сведения в области денежного обращения, валютных резервов, внешнеэкономических и внешнефинансовых операций государства. Все это создает понятные затруднения и для аналитиков, и для хозяйствующих субъектов, заставляет их совершать опасные ошибки при принятии важных хозяйственных решений и опять-таки ведет к созданию избыточных финансовых резервов, повышает уровень издержек производства1.

Государственные структуры, постоянно меняя правила по ходу игры, сами подают предпринимателям пример необязательности следования принципам деловой этики. 1де уж тут применять санкции по отношению к ее нарушителям в сфере бизнеса. Отсюда и массовая неуплата налогов предприятиями, невозврат кредитов, невыполнение контрактов.

Теневой арбитраж, как массовое явление современного российского бизнеса, порожден именно этой неспособностью государства выполнять свои важнейшие функции, которые компенсаторно исполняются нелегальным образом.

Полностью несостоятельное в организации нормального регулирующего взаимодействия с хозяйствующими субъектами, государство зато весьма преуспело в квазирегулировании, в непосредственном вмешательстве в товарные и финансовые потоки в народном хозяйстве. Активно осуществлялось введение бесконечных льгот и привилегий, прежде всего налоговых, которое по логике государственного администрирования должно было бы стимулировать инвестиции или экспорт, либо модернизацию производства, а в действительности означало лишь дополнительную государственно-монопольную ренту. Предприятиям-лоббистам предоставлялись бюджетные прямые субсидии, которые столь же прямо направлялись на валютный рынок и не только способствовали ажиотажному спросу на твердую валюту, но и означали кредитование американской экономики через Федеральную резервную систему. Щедро предоставлялись через Центральный банк практически даровые «целевые кредиты», которые никогда не доходили до официально обозначенной цели (наиболее характерный пример — кредиты сельскому хозяйству, которые, во-первых, предоставлялись нередко под ставку процента в 10—15 раз меньшую, чем рыночная ставка, во-вторых, в массовом порядке «списывались», т.е. за них расплачивался госбюджет, и, в-третьих, опять-таки преимущественно направлялись на финансовые рынки и вкладывались либо в твердую валюту, либо в рублевые депозиты в коммерческих банках). Госзаказ на различную, часто не пользующуюся спросом на рынке продукцию, поддержание так называемых «мобилизационных мощностей» на предприятиях военно-промышленного комплекса — это продолжение усилий по прямому административному регулированию материальных потоков, которое теперь дополняется и прямым административным регулированием финансовых потоков.

<<   [1] ... [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] ...  [49]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено