РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






А.В. Улюкаев. «В ожидании кризиса: ход и противоречия экономических реформ в России»

Более же тонкое регулирование — межотраслевое, внутриотраслевое, межрегиональное, внутрирегиональное есть дело рынка капиталов, рынка корпоративных ценных бумаг. При этом, естественно, государство в лице своих соответствующих институтов призвано гарантировать надежность и ответственность эмитентов и операторов этих ценных бумаг через процедуры регистрации, лицензирования и контроля. Все остальное — результат взаимоотношений собственников акций предприятий и их менеджеров, выраженных в курсе акций, величине их капитализации, возможности перехвата контрольного пакета, превращения менеджера в собственника и т.п.

Понимание необходимости такого «разделения труда» между институтами государственной власти, осуществляющими рыночное регулирование экономики, и субъектами финансовых рынков усиливается в российских политических и экономических элитах.

Итак, в нынешних условиях главными становятся структурные и институциональные изменения. Они, однако, предполагают гораздо более широкий спектр действующих лиц, включая прежде всего бюрократию, чем первая фаза реформ, продвигавшаяся героическими усилиями либералов-реформаторов. Реформы «героического» периода можно было проводить в жизнь практически без бюрократии и вопреки бюрократии. Реформы «прагматического» периода, массовидные, осуществляемые не из одного, а из многих центров принятия решений, причем центров среднего уровня, можно будет реализовать только вместе с государственной бюрократией, но бюрократией, имеющей стимулы к конкуренции, компетентности, дисциплине и эффективности работы.

Но проводить эти реформы можно отнюдь не в режиме «твердой руки», а в режиме реализации либеральной экономической политики. Поэтому значение либеральных ценностей, либеральной идеологии в ходе постсоциалистического развития России не только не падает, но, напротив, сильно возрастает.

Глава 8. Недореформированность экономики и развитие финансового кризиса

Практическое завершение системной трансформации, очень тяжело доставшаяся денежная стабилизация, наконец, очевидный политический мандат доверия, полученный в ходе президентских выборов 1996 г., — все это создавало очень хорошие стартовые условия для углубления реформ и перерастания денежной стабилизации в общефинансовую и общеэкономическую. Этим, казалось бы, и должно было бы озаботиться сформированное летом 1996 г. Правительство. Этого, однако, не произошло.

Выявилось, что для очень влиятельной части прореформистской, проельцинской коалиции 1996 г. — а именно для финансовой олигархии — сильное Правительство, способное установить равные правила игры для всех, обуздать коррупцию, отменить финансовые льготы и привилегии, поощрить конкуренцию и вызвать доверие инвесторов, не только нежелательно, но и опасно. В результате их давления сформированное послевыборное правительство премьера В. Черномырдина оказалось, вероятно, самым слабым за всю историю реформ. На ключевые посты экономического блока были назначены либо прямые лоббисты, либо их ставленники. За следующие несколько месяцев не только не было сделано ничего для укрепления налоговой дисциплины и наведения порядка в системе государственных обязательств и государственных финансов, но, напротив, Правительство стало раздавать необеспеченные обязательства, внесло рекордно авантюрный бюджет, в котором доходы были завышены не менее чем на 5% ВВП. Бюджетный дефицит и налоговая недоимка нарастали. Так, дефицит федерального бюджета достиг в 1996 г. 7,4% ВВП (в 1995 г. он составлял 4,9% ВВП), а дефицит консолидированного бюджета — 7,7% ВВП. Бюджетный кризис обострялся.

К началу 1997 г. опасность ситуации стала очевидной, и на базе разработанной группой либеральных экономистов программы выхода из бюджетного кризиса и структурных реформ был политически продекларирован (в ежегодном послании Президента Федеральному собранию) новый курс, начало второй волны реформ, сформировано так называемое Правительство молодых реформаторов.

Вторая волна реформ (налоговая реформа, выраженная в налоговом кодексе, бюджетная реформа, выраженная в бюджетном кодексе, переход на казначейское исполнение бюджета, программа пенсионной реформы, начало реформы финансирования образования и здравоохранения, реформирование системы социального обеспечение, пенсионная реформа и пр.) создали обстановку доверия иностранных и отечественных инвесторов к экономической политике Правительства, появились ожидания финансовой стабильности и начала экономического роста.

Позитивные изменения, как видно из табл. 8, происходили в сфере денежного предложения. Сутью их стал умеренный рост денежной базы, причем она росла только за счет увеличения внешних резервов. Чистые международные резервы Центробанка в первом полугодии 1997 г. возросли на 517% (с 1,7 до 10,6 млрд долл.)1. При этом вложения нерезидентов в государственные ценные бумаги увеличились за год на 7 млрд долл.

Увеличение денежной массы и денежной базы шло до сентября 1997 г. вслед за накоплением внешних резервов, то есть на здоровой неинфляционной основе. Уменьшение денежного мультипликатора свидетельствует о том, что деньги стали надолго задерживаться в экономике, не покидая ее для спекулятивных операций. Быстро пошли в рост такие позитивные процессы, как приток иностранного капитала, спрос на национальную валюту, снижение процентных ставок, рост капитализации российского фондового рынка, увеличение золотовалютных резервов Центробанка, насыщение экономики деньгами. Банки стали все в большей мере поворачиваться от кредитования бюджетного дефицита к кредитованию реального сектора экономики. За год кредитование реального сектора возросло на 38%. Это стало важнейшим фактором роста нагрузки незагруженных производственных мощностей и прекращения производственного спада. В некоторых отраслях, особенно сориентированных на конечный спрос (пищевая промышленность, фармацевтика, бытовая химия, полиграфическая промышленность и т.п.) начался подъем.

1. Во втором полугодии они сократились на 62%.

Таблица 8. Помесячная динамика денежных агрегатов в 1997 г. (в % к 1996 г.).

Наименование месяца МО М2 Денежная база Денежный мультипликатор
январь -7,23 0,75 -5,35 2,4
февраль 5,92 3,43 5,08 2,36
март 3,14 2,41 4,69 2,31
апрель 9,51 4,25 6,9 2,25
май 4,51 3,35 1,72 2,29
июнь 13,62 7,19 12,69 2,18
июль 2,56 3,22 2,63 2,19
август 0,93 0,59 1,93 2,16
сентябрь -4,8 -0,4 -2,8 2,22
октябрь 0,67 1,62 0,35 2,24
ноябрь -5,16 -2,93 -3,87 2,27
декабрь 6,45 2,26 0,43 2,31

<<   [1] ... [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] ...  [49]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено