РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






А.В. Улюкаев. «В ожидании кризиса: ход и противоречия экономических реформ в России»

Рассчитано автором по данным Госкомстата РФ, Минфина РФ, Центробанка, без учета досчета ВВП, сделанного в 1997 г.

В целом факторы экономического цикла в современной российской экономике можно подразделить на естественно-сезонные и политические.

К естественно-сезонным факторам экономического цикла относятся:

относительно высокая доля сельского хозяйства в экономике в сочетании с малой степенью индустриализации этой отрасли, что ведет к заметным сезонным всплескам производственных затрат и производственно-финансовых результатов (которые разведены во времени), что существенно влияет на государственный бюджет и банковские кредиты;

значительная территориальная разделенность экономических объектов в сочетании с отсталостью транспортно-коммуникационных сетей, что приводит к тому, что массовые грузоперевозки осуществляются в относительно короткий, в основном летний промежуток времени (так называемый «северный завоз»), соответственно их необходимо финансировать в больших объемах в сжатые сроки, что также в значительной мере отражается на госбюджете и кредитной сфере;

гипертрофированно высокая доля сырьевого экспорта (подверженного существенным сезонным колебаниям) в общем объеме российского экспорта, что вызывает сезонные спады валютных доходов госбюджета.

К политическим факторам годового экономического цикла относятся:

«расслабление» властей, наступавшее каждый раз после достижения (благодаря целеустремленной денежно-финансовой политике в первые полугодия соответствующих годовых периодов) некоторой стабилизационной «комфортности»;

сезонная (обычно летняя или осенняя) активизация наиболее мощных лоббистских групп (аграрной, военно-промышленной, ряда региональных);

обострение, вследствие действия спросовых ограничителей в результате жесткости денежно-финансовой политики, проблемы реализации, взаимных неплатежей предприятий за поставленную продукцию и в целом промышленного спада, создающее благоприятный фон для лоббистского «продавливания» политики денежных властей;

перенос неоплаченной задолженности бюджета из прошлого года в текущий, как правило, обусловливающий дополнительное давление в сторону увеличения выплат из госбюджета в первом полугодии;

фактическая бесконтрольность лоббистски ориентированных крыльев исполнительной власти в период сезонного спада политической активности (длительные каникулы органов представительной власти, снижение интереса средств массовой информации к политическим вопросам в период массовых отпусков и т.п.);

подготовка властей к важным политическим событиям, которые приходились, как правило, на конец года, предполагающая покупку социально-политической поддержки населения за счет инфляционной накачки денег в экономику, увеличения бюджетного дефицита.

Однако уже в 1995 г. годовой политический цикл претерпел значительные изменения.

Во-первых, к началу 1995 г. произошла относительная стабилизация политического «декабрьского» режима, наметилось политическое укоренение преимущественно неконфронтационного способа взаимодействия федеральных исполнительной и законодательной властей, а также федерального и регионального уровней власти.

Во-вторых, исполнительная власть извлекла наиболее очевидные уроки из предшествующих неудачных попыток стабилизации и набрала некоторый запас внутренней уверенности не отступать от стабилизационных усилий.

В-третьих, несколько снизились роль и влияние пролоббистского крыла Правительства, и соответственно усилилось реформистское крыло Правительства, следовательно, стало легче проводить жесткую бюджетную и кредитно-денежную политику, ограничивать необузданные аппетиты влиятельных отраслевых и региональных лоббистов.

В-четвертых, наиболее мощные лоббистские группы, прежде всего аграрии, вполне интегрировались в систему взаимодействия Правительства и парламента (что ярко проявилось, например, во время принятия бюджетов на 1995 и 1996 гг.), что существенно затрудняло возможность «взрывания» ими денежно-финансовой политики Правительства;

В-пятых, прекратилось прежде перманентное противостояние Правительства и Центрального банка по вопросам проведения денежной политики. Новое руководство Центробанка (председатель С. Дубинин) пришло к пониманию необходимости проведения разумно-жесткой денежно-кредитной политики, и согласование политики и действий Правительства и Центробанка стало не только номинальным (разработка и публикация ежегодных совместных меморандумов о согласованной финансовой политике), но и реальным практическим, оперативным действием.

В-шестых, подготовка к политическим событиям конца 1995 г. (выборы в Госдуму нового созыва) не привела к финансово-разрушительным результатам, поскольку судьба исполнительной власти непосредственно на этих парламентских выборах отнюдь не решалась. Поэтому Правительство политически вполне могло позволить себе продолжать жесткий денежно-финансовый курс вплоть до получения и превращения в политический капитал его позитивных результатов.

Бесспорным фактом стали позитивные экономические итоги 1995 г.: сочетание элементов финансовой (выход на устойчивый уровень инфляции менее 5% ежемесячно в течение 7 месяцев подряд) и общеэкономической стабилизации (выход на уровень производственного спада не свыше 3—4% по сравнению с уровнем предшествующего года в течение 8 месяцев подряд). Стабильно из месяца в месяц сокращалась величина среднесуточного прироста инфляции. Начавшись с уровня в 0,53% в январе, к декабрю она снизилась до 0,1%. Еще отчетливее данная тенденция видна на примере 1996 г., когда среднесуточный прирост инфляции не превышал 0,06—0,07%.

Потенциал ускорения инфляции в каждый будущий период среди прочего определяется также текущим превышением индекса цен в промышленности над индексом потребительских цен, поскольку изменение оптовых цен всегда ведет и к соответствующему изменению розничных. В этом смысле начало 1995 г. не было благоприятным: в отдельные месяцы (февраль, апрель) цены в промышленности росли в 1,5—2 раза быстрее, чем потребительские цены, в результате снижения потребительского спроса. Ситуация принципиально изменилась лишь в четвертом квартале (во многом вследствие введения контроля цен на энергоносители), когда индекс потребительских цен превысил индекс цен в промышленности, что давало основание для дальнейшего снижения уровня инфляции. В 1996 г. индексы потребительских цен и цен в промышленности практически сравнялись (из восьми месяцев, с января по август, в четырех месяцах был выше индекс потребительских цен, в четырех — выше индекс цен промышленности, итоговый же баланс оказался равным).

Происходила и некоторая (как потом выяснилось, временная) бюджетная стабилизация. По итогам 1995 г. доходы федерального бюджета были равны 13,7% ВВП (в 1994 г. — 13,4%), расходы — 16,6 (в 1994 г. — 23,4%), недоимки по платежам — 1,8%. Дефицит федерального бюджета достиг 2,9% ВВП (по российской методологии).

В течение года увеличивалось поступление доходов в консолидированный бюджет. Причем нарастание поступлений доходов могло бы быть и большим, если бы не опережающий рост налоговой недоимки. Особенно существенным было ее негативное воздействие на федеральный бюджет: к началу 1996 г. налоговая недоимка в федеральный бюджет примерно равнялась трехмесячному поступлению налоговых доходов, в то время как недоимка в бюджеты территорий не поднялась выше месячного поступления налоговых доходов.

Еще более высокими темпами возрастали бюджетные расходы. Их доля в ВВП в четвертом квартале превысила 27,6% по сравнению с 21,4% в январе. Соответственно несколько увеличивался и бюджетный дефицит.

Несмотря на очевидное снижение величины бюджетного дефицита в 1995 г., проблема его неинфляционного финансирования была, тем не менее, ощутимой.

Значительно ухудшилась бюджетная ситуация в 1996 г. Президентская избирательная кампания способствовала, с одной стороны, эскалации бюджетных обязательств перед отраслями и регионами, а с другой — росту налоговых недоимок. Собираемость налоговых доходов в 1996 г. упала до 9,7% ВВП, а общий уровень бюджетных доходов — до 12,4%. В результате величина бюджетного дефицита составляла около 4,2% ВВП (по российской методологии, или 7,2% ВВП — по международной).

<<   [1] ... [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] ...  [49]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено