РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






В.И. Бояринцев. «Перестройка от Горбачева до Чубайса»

Связи, установленные ею в консерватории и в салоне матери, обеспечили ей работу в прославленном театре «Комеди Франсез»», где она проработала шесть месяцев.

«Она жила за счет незаконных любовных связей, пока модный парижский театр «Жимназ» не пригласил ее дублировать роли ведущих актрис. Тот период также не был богат событиями, если не считать того, что в двадцать лет она родила своего единственного сына Мориса».

На нее обратила внимание Жорж Санд; в ее пьесах и в пьесах Дюма-сына и Гюго Сара играла в экспериментальном театре и «стала звездой».

«Хотя ей уже не приходилось полагаться только на заработок куртизанки, Сара продолжала менять одного богатого любовника на другого. Вернувшись в «Комеди Франсез» через десять лет после своего изгнания, она сошлась с ведущим актером театра Мунс-Сюлли, вместе с которым играла множество раз.

Успех Сары был отмечен трагическим событием; ее сестра Режин умерла от туберкулеза в возрасте восемнадцати лет. В эксцентричной попытке подражать Режине Сара начала спать в гробу, вызвав потрясение и отвращение всего Парижа. Она, казалось, постоянно искала новых ощущений и эмоций.

На третьем десятке она уже стала легендарной и желанной для бесчисленных мужчин. В нее влюблялись Виктор Гюго, Уильям и Генри Джеймс, композитор Чайковский, художники Гюстав Доре и Жорж Клерен. Позже она будет вдохновлять писателей Марка Твена, Д.Г. Лоренса и Эдмона Ростана, а ее портрет займет почетное место на стене кабинета Зигмунда Фрейда. Во время турне «Комеди Франсез» по Англии Сара завоевала восхищение Оскара Уайльда. Сделав Сару своей музой, он написал двенадцать лет спустя свою позорную «Саломею». Ее успех в Лондоне был поразительным и принес ей международное признание.

Затем Сара Бернар организовала свою труппу и отправилась в турне по Америке, где за шесть месяцев заработала миллион долларов. В 80-е годы Сара Бернар играла в Париже, а в 90-х годах «она отправилась во всемирное турне, продлившееся почти десятилетие. Она познакомилась с композитором Рейнальдо Ганом, любовник которого — Марсель Пруст — обессмертит ее в цикле романов «В поисках утраченного времени». Увела у Дузе любовника — великого итальянского писателя Габриеле Д’Аннунцио, открыла и закрыла два театра, сыграла на шестом десятке заглавную роль в «Гамлете» и вместе с писателем Эмилем Золя открыто поддержала капитана Альфреда Дрейфуса в борьбе со злобным антисемитизмом...

Отметим, что Дрейфус также принадлежит к «Ста великим евреям» и «из дела Дрейфуса родился сионизм», как утверждает автор книги.

По делу же Сары Бернар делается следующее заключение: «Влияние Сары проистекает не только из ее неизмеримого вклада в развитие актерской игры, но и из-за ее увлекательной жизни и из произведений вдохновленных ею художников... Искусство и жизнь Сары служит сегодня эмблемой красоты и блеска ее времени».

Составитель книги «100 великих евреев» или плохо знал, или не так позитивно оценивал роль российских евреев во всемирном еврействе, поэтому в его книге не нашла отражение жизнь «женщины-мифа», сыгравшей роковую роль в жизни В. Маяковского. Но жизнь и «деятельность» Лили на сексуальном фронте во многом совпадает с достижениями великой Сары.

Попытаемся восполнить этот пробел.

В 1999 году в серии «Женщина-миф» вышла книга Аркадия Ваксберга «Лиля Брик. Жизнь и судьба», после прочтения которой возникает мысль, что было бы куда правильнее опубликовать эту книгу в рубрике «Женщина-вамп».

В аннотации к книге, в частности, говорится: «Ее называли современной мадам Рекамье, считали разрушительницей моральных устоев, обвиняли в гибели Маяковского».

Но есть существенное отличие Лили Брик от мадам Рекамье: последняя содержала оппозиционный режиму Наполеона I салон, а Лиля Брик возглавляла фактически чекистскую мышеловку, где в качестве сыра невольно выступал Маяковский, без которого этот салон не состоялся бы.

В своей автобиографии («Я сам») В.В. Маяковский под заголовком «Радостнейшая дата» написал: «Июль 915-го года. Знакомлюсь с Л.Ю. и О.М. Бриками» («Сочинения в двух томах», М., «Правда», 1987). Это было знакомство, наложившее отпечаток (или тень) на всю жизнь поэта.

Как отмечает Ал. Михайлов («Точка пули в конце», М., «Планета», 1993), «радостнейшая дата» повлекла за собой мощный всплеск эмоций, началась драма любви, «которая в конечном счете не принесла счастья поэту, но вдохновила его на создание выдающихся лирических поэм «Флейта-позвоночник», «Про это», одного из лучших в ранней лирике стихотворений — «Лилечка! Вместо письма».

К этому времени Лиле Брик было 24 года, с Осипом она была знакома с 13 лет, пройдя уже к этому времени большую школу «вполне земных, плотских чувств», как отметил А. Ваксберг в своей книге «Лиля Брик. Жизнь и судьба», М., «Олимп», 1999), вышедшей в серии «Женщина-миф».

А. Ваксберг так описывает способности юной обольстительницы: «Туманивший разум эротический угар настигал даже тех, кто раньше был вполне равнодушен к каким бы то ни было женским чарам. Осознание магии, которой она обладала, не затрачивая при этом для своих неизменных побед ни малейших усилий, определило навсегда ее линию жизни, внушив — с полным на то основанием — убежденность в своем всемогуществе. Устоять перед ней так и не смог ни один (почти не один!) мужчина, на которого Лиля обращала свой взор».

Лиля Брик, как и Сара Бернар, вполне могла бы стать прототипом песенки А. Пугачевой со словами: «За монетку, за таблеточку сняли нашу малолеточку...» и с припевом: «Здравствуй, девочка, секонд-хенд!». С той лишь разницей, что Лиля, возможно, была «любителем чистого искусства» и, конечно, не девочкой из «вторых рук», а гораздо из большего их количества. Про музу такого плана один известный поэт написал другому, более известному:

Эх поэт, уж видно пробил час,
Что лишил поэзию рассудка.
Раньше муза вдохновляла Вас,
А теперь Вас вдохновляет проститутка!

«Имя отца легендарной женщины... — Урия Александровича Кагана можно найти не только в списке присяжных поверенных при Московской судебной палате... но еще и в списке членов Литературно-художественного кружка, собиравшего в те годы «сливки» культурной элиты «второй» российской столицы» (А. Ваксберг).

Он был известен, как теперь говорят, в качестве правозащитника, борца за права евреев. Он не пожелал принять православия и «добился всего... сумев одолеть все барьеры, которые российский закон воздвиг для иноверцев».

«Его жена, рижанка Елена Юльевна Берман, была дочерью хорошо образованных и богатых родителей, училась в Московской консерватории (для некрещеной еврейки попасть в эту святую святых тоже требовало немалых усилий), но профессионалом не стала...»(Ваксберг).

Кстати, «Карманная еврейская энциклопедия» утверждает: «Черта оседлости — в царской России — территория проживания евреев, за пределами которой они не имели права расселяться...»

Из приведенных цитат видно, как тяжело было жить бедным богатым евреям до революции, как «свято» правительство соблюдало закон о черте оседлости! Как же здесь быть с «хрестоматийным примером»?

Лиля Каган, впоследствии Лиля Юрьевна (Уриевна) Брик родилась в 1891 году, ее сестра Эльза (будущая французская писательница Эльза Триоле и жена коммуниста Луи Арагона) родилась на пять лет позже.

А. Ваксберг восклицает: «Кто мог бы предположить, что именно Ося войдет навсегда в жизнь Лили Каган и даст ей не просто другую фамилию, но главное Имя?». Лукавит матерый автор — не Ося дал ей имя, а человек, к могучему таланту которого присосалась «семья» Бриков. Кто бы помнил о ней, не будь ее связи с Маяковским?

Еще в гимназии ходили слухи о Лилиных литературных способностях, хотя в действительности все сочинения за нее писал учитель словесности, видимо, отнюдь не бескорыстно.

Родители пытались учить свою дочь, сначала это был математический факультет Высших женских курсов, потом Московский архитектурный институт, какое-то время в Мюнхене она пыталась стать скульптором. «Но учеба не могла заменить того, что было куда интересней: любовные приключения, пылкие клятвы, тайные свидания, разрывы и новые встречи» (Ваксберг). «Следить за поведением дочерей всегда считалось долгом и привилегией матери. Отец, похоже, смирился с реальностью — он терпел и страдал. Зато мать делала выводы и принимала меры, подобные тем, которые предпринимались и в других благородных семействах, где взрослеющие девочки откалывали, случалось, еще и не такие коленца» (Ваксберг).

Вершиной такого «коленца» в семействе, почему-то называемом «благородным», был «роман» с собственным дядей (когда «от греха подальше» она была отправлена к бабушке в город Катовице). Родной дядя требовал «супружеского союза, благо законы иудейской религии не содержали на этот счет никаких запретов».

Пришлось вернуть дочь домой и нанять ей учителя фортепиано, избавляться от ребенка которого ее отправили в провинцию к дальним родственникам. «Операция прошла не слишком удачно: Лиля навсегда лишилась возможности иметь детей, хотя и без этой беды к материнству никогда не стремилась. Ни тогда, ни потом» (Ваксберг).

Наконец, в 1912 году московский раввин обвенчал Лилю к Осю Брик к радости родителей, посчитавших, что «художествам» барышни пришел конец, что это хороший гешефт — возможность «выдать замуж «беспутную» дочь за дипломированного юриста...». Как туг не вспомнить еврейскую поговорку — «Бог любит бедных, но помогает богатым» («Карманная еврейская энциклопедия» под редакцией Михаила Членова). Правда, родители жениха в восторге от женитьбы сына не были, зная «какой шлейф тянется» за молодой.

Биографы Лили Брик утверждают, что ее супружеская жизнь с Осей прекратилась (вдвоем —?) в 1914 или 1915 году.

Но прежде, чем Маяковский познакомился с Лилей Брик, У него произошла встреча с ее младшей сестрой Эльзой, которая после окончания гимназии поступила в дополнительный (педагогический) класс. В московском доме своих подруг — сестер Хвас Эльза Каган познакомилась с Маяковским, а после начала войны тайные их встречи стали явными и здесь «просто дружбой» дело не ограничилось.

Если некоторые биографы семьи Бриков оценивают встречи юной Эльзы Каган с Маяковским как дружеские, то сама она, через тридцать лет, будучи Эльзой Триоле, писала: «И только он дал мне познать всю полноту любви. Физической — тоже».

Знакомство же с Лилей произошло во время чтения у Бриков Маяковским поэмы «Облако в штанах», и он вывел над заглавием: «Лиле Юрьевне Брик». После этого Маяковский стал «чужим» для Эльзы, а поэт попал на военную службу в ту самую автороту, где служил Осип Брик, и Лиля теперь навещала их обоих.

Эльза же «стремясь скрасить свое одиночество... завязывала разные полулюбовные знакомства... Лишь много позже, летом 1916 года, Эльза «закрутит любовь» с молодым лингвистом Романом Якобсоном...».

Лиля Брик об этом времени писала: «Я знала все Володины стихи наизусть, а Ося влип в них»... «Он, похоже, влюбился в Маяковского куда более пылко, чем Лиля» (Ваксберг).

Печальным итогом 1917 года для Эльзы после серии неудачных «романов» стала такая же невозможность иметь детей, как и у старшей сестры.

Среди поклонников Эльзы появился член французской военной миссии в Москве Андре Триоле, за которого Эльза вышла замуж во Франции, непонятным образом выехав из Советской России.

Ал. Михайлов пишет: «...В воспоминаниях Л.Ю. Брик... возникает почти идиллическая семейная сцена. «По утрам Владимир Владимирович просыпался раньше всех и в нетерпении ходил мимо двери Осипа Максимовича. Если оказывалось, что он уже не спит, а, лежа в постели, читает или разыгрывает партию по шахматному журналу, В. В. требовал, чтобы он немедленно шел завтракать. Самовар кипел, Владимир Владимирович заготавливал порцию бутербродов, читались и обсуждались сегодняшние газеты и журналы»». И далее: «...когда это происходило — уже после того, как Осип Максимович был уведомлен о возникшей взаимной любви Лили Юрьевны и Владимира Владимировича? Или, может быть, что-то, как считает Б. Янгфельдт, происходило «без ведома О.М.?»

Ал. Михайлов считает, что где-то зимой или весной 1916 года в отношениях Лили Брик и Маяковского произошла какая-то перемена, и Осип, «уступив жену другому, но оставаясь законным супругом, избрал себе (и на всю оставшуюся жизнь, еще почти тридцать лет!) роль...», которую Михайлов не может даже квалифицировать.

<<   [1] ... [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] ...  [69]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено