РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






А.В. Улюкаев. «В ожидании кризиса: ход и противоречия экономических реформ в России»

внешнеторговая политика, прежде всего уровень таможенных тарифов; уровень налогообложения; доля государственного потребления в ВВП; денежная политика;

возможности для движения капитала и иностранных инвестиций;

банковская система;

контроль цен и заработной платы;

защищенность прав собственности;

административное регулирование предпринимательства;

масштаб «черного рынка».

Соответственно этим параметрам, по которым каждой стране присваивались экспертные оценки по пятибалльной шкале (чем меньше, тем лучше), страны бывшего СССР получили следующие рейтинги экономической свободы: Эстония — 2,35, Латвия — 3,05, Молдавия — 3,45, Литва и Россия — по 3,5, Белоруссия — 3,55, Армения — 3,75, Грузия — 3,85, Украина — 4,0, Азербайджан — 4,7.

Разумеется, взаимосвязь экономической свободы и экономического развития не надо абсолютизировать. Истории известно немало случаев, когда и при подавлении экономической свободы наблюдался весьма высокий экономический рост. Это имеет место в модели импортозамещающего догоняющего развития. Государственный протекционизм и государственный интервенционизм могут на несколько лет обеспечить быстрый экономический рост особенно в тех случаях, когда высокая норма накопления обеспечивается внеэкономическим принуждением (советская экономика 30—50-х годов).

Однако это происходит в условиях ресурсо- и трудоемкой экономики. Примеры капитало- и наукоемкого роста в условиях подавления экономической свободы не известны.

Импортозамещающая модель экономического роста предполагает высокий уровень государственного протекционизма: введение монополии внешней торговли, отказ от конвертируемости национальной валюты и введение множественности ее искусственных курсов, жесткий контроль за внешней торговлей, высокий уровень таможенных тарифов, многочисленные нетарифные ограничения.

На некоторое время устранение конкуренции импортных товаров стимулирует развитие национальной промышленности, позволяет сконцентрировать национальный капитал на инвестиционной деятельности. Однако затем замедление технологического обмена с внешним миром, снижение конкурентоспособности отечественной промышленности, резкое сокращение экспорта продукции обрабатывающей промышленности, консервация технологически отсталых укладов, завышенной ресурсоемкости производства приводит к постепенной деградации производственной сферы, застою, потере экономической динамики.

В целом можно считать, что в современной экономической науке существование позитивной связи открытости экономики (по таким параметрам, как доля внешнеторгового оборота в ВВП, величина таможенных тарифов, распространение нетарифных ограничений внешней торговли и др.) и экономического роста, а также негативной связи закрытости экономики с экономическим ростом, является доказанным.

Эта зависимость объясняется тем, что в открытой экономике быстро и масштабно происходит передача современных технологий, исследований и разработок, во многом определяющих экономический рост на его высокотехнологической стадии. В таких условиях значительно повышается конкурентоспособность продукции, эффективность управления, что позволяет при том же уровне ресурсообеспеченности добиться более высоких темпов экономического развития.

Государственный интервенционизм, выраженный прежде всего в доле федеральных расходов в ВВП, менее однозначно влияет на темпы экономического роста. Дело в том, что сам государственный интервенционизм внутренне противоречив: некоторые государственные расходы, прежде всего инвестиционные, и особенно инвестиции в человеческий капитал (в образование, здравоохранение) способствуют экономическому росту, а дотации, трансферты — препятствуют ему. И уж, конечно, замедляет развитие сам факт увеличения доли государственных налоговых изъятий в ВВП.

В рыночной экономике существуют верхние пределы доли государственных налоговых изъятий в ВВП, превышение которых негативно влияет на экономический рост, и нижние пределы, задаваемые минимально необходимыми расходами госбюджета.

В современной России, несмотря на то, что начиная с 1992 г. доля государственных налоговых изъятий в ВВП сокращается, она еще слишком велика для того, чтобы считаться адекватной современным моделям экономического роста. В России расходы расширенного правительства (консолидированный госбюджет плюс внебюджетные фонды) в 1995 г. составили около 34% ВВП, тогда как нормальным для стран сходного уровня экономического развития и при этом имеющих стабильные темпы экономического роста (например стран Юго-Восточной Азии, а также Турции, Бразилии и др.), является уровень в 25—27% ВВП. Так что здесь должны быть введены существенные коррективы.

Снизить налоговое бремя на национальную экономику помогут такие меры, как:

перевод всех государственных закупок на строгую конкурсную основу при независимой экспертизе, транспарентности и контроле всех операций в этой сфере на базе принятия специальных правил и процедур организации бюджетных закупок;

повышение эффективности социальных трансфертов за счет строгой адресности социальных пособий, замены натуральных льгот денежными компенсациями, замены дотаций организациям пособиями гражданам;

прекращение роста доли государственного внутреннего долга в ВВП и существенное снижение нормы его обслуживания;

снижение доли межрегиональных трансфертов в бюджете, повышение их эффективности;

замена наиболее обременительных для бюджета дотаций на жилищно-коммунальное хозяйство и общественный транспорт адресными социальными пособиями;

военная реформа, изменение принципов формирования военного бюджета, обеспечение его транспарентности И подконтрольности.

Эта серьезная реформа всей бюджетной сферы позволит повысить норму накопления в ВВП, а главное — направить накопления на цели инвестирования в российскую экономику. Иных возможностей сделать экономический рост высоким и устойчивым не существует.

Глава 5. Логика недореформированной экономики

Итак, капитализм утвердился в России. Другое дело, какой это капитализм, по какому пути, по какой модели он развивается. Это капитализм номенклатурно-монополистический, в котором экономическая и политическая властЬ не разделены, а значительная часть отечественного капитала развивается на неконкурентной основе, используя получаемые от бюрократических государственных структур эксклюзивные преимущества (налоговые и таможенные льготы, право распоряжаться бюджетными деньгами и пр.). При этом господствует ориентация экономических агентов не на прибыль (т.е. динамику), а на ренту (т.е. статику).

Что же дальше? Стабильно ли такое общество? Эффективен ли такой рынок? Возможны ли в этих условиях устойчивый и высокий экономический рост, социальное развитие?

Для того, чтобы ответить на общий вопрос о стабильности общества, необходимо рассмотреть несколько более частных проблем: есть ли в этом обществе конфликт по поводу собственности, доходов, существуют ли в нем сильные социальные группы, заинтересованные в сохранении сложившегося статус-кво, и сильные социальные группы, заинтересованные, наоборот, в его разрушении, каков баланс сил между ними, каковы перспективы того, что социальные конфликты будут разрешаться.

Прежде всего следует отметить, что при всех недостатках массовой приватизации в России в 1992—1996 гг. она была проведена при максимально возможной степени компромисса заинтересованных сторон. Региональные власти, трудовые коллективы приватизируемых предприятий, их директорат, наследники бывших (досоциалистических) собственников — все они могли бы быть очень агрессивными сторонами нового перераспределительного конфликта. Фактически в ходе приватизации они были вполне умиротворены.

Поэтому единственный актуальный конфликт по поводу сложившейся структуры собственности — это конфликт стратегического инвестора, если он пришел в приватизированное предприятие, и традиционного менеджмента этого предприятия. В ходе реформ выявилось немало примеров очень острых конфликтов такого рода (АвтоЗил, Новокузнецкий алюминиевый комбинат, Лебединский горнообогатительный комбинат, Новолипецкий и Челябинский металлургические комбинаты, Тюменская нефтяная компания и др.). В них под мощным нажимом сторон в конфликты вмешиваются региональные и даже федеральные власти. В ряде случаев фактически происходит пересмотр итогов приватизации.

<<   [1] ... [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] ...  [49]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено