РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






П. Авен, А. Кох. «Революция Гайдара. История реформ 90-х из первых рук»

Вот настроение народа в зоне конфликта. С одной стороны, он агрессивный, а с другой — он слушает, с ним можно разговаривать. Через три часа военные собрали офицерское собрание. Лебедь127 был в Москве, интриговал против Паши Грачева. Может, мне повезло, может, нет, но, наверное, если б Лебедь был, не было бы такого бардака. Армия была неуправляема в тот момент. Я вхожу, и они так наполовину лениво встают, хотя командующий, который был замом Лебедя, командует: «Встать, приветствовать». Они встают непонятно, то ли ко мне, то ли к нему больше, то есть дисциплина уже почти потеряна. Начинается у нас с ними тоже митинг — на несколько часов. Эти военные профессионалы, полковники, майоры, генералы даже — это и представители народа, в какой-то степени, и армия. Вопросы агрессивные. Потом я начал рассказывать про Югославию, люди были в состоянии слушать, им надо было объяснять, с ними надо было разговаривать. Они слушали Руцкого и поддерживали, уже готовились в поход. Они послушали меня, они отменили все эти решения, и с этого момента началась миротворческая миссия 14-й армии. Офицерское собрание решило: не участвовать в конфликте, не становиться на сторону демагогов от русскоязычного населения, хотя офицеры были исключительно русскими. Это для них было колоссальным решением: там действительно были погибшие, там действительно были с другой стороны и бандиты, и зверства, поэтому этнический момент был сильный, но они все поняли, они взяли себя в руки и приняли резолюцию: в конфликт не вступать, гражданское население защитить, миротворческую миссию выполнять.

Я уехал оттуда спокойно. Я знал, что эта армия никуда не двинется, а если бы она двинулась, между прочим, я бы сейчас здесь не разговаривал. Думаю, что вся история была бы другая. Гражданская война, которая была в России, — детский лепет.

А.К.: Детский лепет?

Ан.К.: Да, детский лепет, хотя там людей живыми в землю зарывали, но тогда не было атомных электростанций, не было ядерного оружия, не было химических заводов по всей стране...

СНГ и НАТО

П.А.: Существует мнение, что в Беловежской Пуще Ельцин мог поставить вопрос о Крыме. И Кравчук был готов его обсудить.

Ан.К.: Если бы Ельцин только заикнулся об этом, не было бы СНГ. Обсуждать Крым было безнадежно. А то, что удалось подписать документ по СНГ, о котором все забыли и который мы с Гайдаром, как два вшивых интеллигента, писали всю ночь... Три страницы, а на этих трех страницах написано очень много: отсутствие границ для граждан, единое экономическое пространство, единая армия и т.д.

П.А.: Это не состоялось.

Ан.К.: Часть этого не состоялась, но то, что произошел не просто мирный развал, а сразу же была заложена идея сотрудничества, какой-то близости, интеграции, — это было очень важно. Между республиками не только не возникла война, а продолжался диалог, и диалог шел в контексте этого соглашения о содружестве. Создание СНГ зря недооценивается.

П.А.: Скажи несколько слов о твоей позиции по отношениям с НАТО. Насколько я понимаю, НАТО и Югославия — две самые больные темы, по которым тебя атаковали твои противники и по которым тебе более всего пришлось «бодаться» с Ельциным.

Ан.К.: НАТО — принципиальный вопрос. Я считал, что НАТО — наш потенциальный союзник. Что такое НАТО? Это Лондон, Париж, Мадрид. Если это нам имманентно враждебный блок — то все, гаси свет. Я не ставил вопрос о вступлении России в НАТО, потому что это нереально, это как построение коммунизма (хотя отдельные горячие головы у нас были за это). Но иметь с НАТО дружеские, партнерские, может, даже союзнические отношения можно и нужно.

А.К.: А о вступлении в НАТО новых членов?

Ан.К.: Я всегда выступал против ускоренного, слишком быстрого расширения НАТО. Я считал, что сначала нам надо построить с НАТО новые отношения, а потом уже пусть расширяются. Но я не был против расширения в принципе — против этого выступать абсурдно. НАТО не может не принять Польшу, если она хочет туда вступить.

А.К.: У нас были подписаны бумаги, что расширение НАТО на восток не будет.

Ан.К.: У кого это? С кем?

А.К.: У нас с Бушем.

Ан.К.: Никто не давал таких обязательств. В жизни.

П.А.: Были устные слова...

Ан.К.: Которые могли звучать максимально так: «У нас сейчас таких планов нет». И никаких юридических документов.

П.А.: И тем не менее в 1995-м наша официальная политика сползла к тому, что мы против любого расширения НАТО (что глупо, так как мы на это не влияем), НАТО вновь было объявлено противником, а ты ушел.

Ан.К.: Да. Я по ускоренному расширению НАТО публично озвучил формулу: «Это ошибка партнера». А Ельцину я сказал, что покрывательство преступников в Югославии, если это сербы, — наша временная ошибка, она пройдет, а НАТО — это фундаментальная ошибка, ошибка курса.

В отставке

П.А.: В определенном смысле твоя отставка была более значима, чем отставка Гайдара. Она означала реальную смену внешнеполитического курса, хотя какая-то интеграция с Западом и продолжалась. В случае же Гайдара никто не отменял ни свободную внешнюю торговлю, ни свободные цены, ни конвертируемый рубль. Торможение реформ было, серьезного отката — нет.

Можно теперь немного о личном? Ты стал министром в 39...

Ан.К.: Когда ушел в отставку, было 44.

П.А.: И оказался фактически под запретом на профессию. Как это переживается? Гайдара это убило. Мы вот с Аликом нашли себе применение — деньги зарабатываем, интервью берем. А как это было у тебя?

Ан.К.: Очень тяжело. Я действительно профессиональный дипломат, ничего в жизни не делал другого. Я, правда, сначала в 1995-м избрался в Думу, и у меня с Ельциным был разговор в сентябре. Я был к нему лоялен, но сказал: «Участвовать в реализации "нового курса" не хочу. Я считаю, что это ваша личная ошибка, что вы перечеркиваете свою историческую роль, это колоссальная ошибка для страны, просто роковая ошибка, я в этом участвовать не хочу. Я пойду в Мурманске избираться. Вот заявление, вы должны меня по закону на шесть дней отпустить». По конституции нельзя было совмещать депутатство с министерством. Ельцин говорит: «Дай мне подумать». Неделю думал, через неделю мне надо избирательную кампанию начинать. Ельцин не отвечает, позвонил Илюшину. Витя пошел к нему, через день звонит: «Есть добро на твое заявление, езжай, занимайся выборами». Принципиально вопрос о моей отставке этим был решен. Но формально он меня отпустил только 5 января 1996 года. До этого времени я занимался избирательной кампанией, ушел в отпуск, уже не работал, но считался министром. А 5 января он мне позвонил и сказал: «Андрей Владимирович, вы, наверное, правы. Останемся друзьями и т. д.». Я просто до потолка подпрыгнул. Может, это было не очень красиво, просто заорал в трубку: «Большое спасибо»...

А.К.: А потом?

Ан.К.: В Думе я оказался в полной изоляции. Пытался что-то сделать для своего округа, но много сделать не мог. Четыре года мучился и ушел, меня пригласили в международную фармацевтическую корпорацию. Стал заниматься самообразованием. Так теперь и занимаюсь бизнесом, постепенно врубаюсь.

П.А.: Мы, когда искали тебя, Андрей, не нашли твоих телефонов ни в приемной Лаврова, ни у Игоря Иванова128, просто ни у кого из твоих бывших коллег. Ты потерял с ними контакт? Почему?

Ан.К.: Причина идеологическая, как я понимаю. Им некомфортно со мной общаться официально. Они были моими замами, мы вместе работали, но после моего ухода они стали проводить иной, во многом старый курс. Сначала с Примаковым, потом политика по сути не менялась. МИД — вообще-то неидеологическая организация. Когда я работал, то считал, что 15% меня полностью поддерживает, 15% — идейные враги, а 70% — просто технократы-профессионалы. Мои бывшие замы, будущие министры — блестящие профессионалы. Но старая-новая линия идеологически разошлась с моей. И ничего личного.

Сергей Шахрай: «После этих событий Ельцин стал более замкнутым, более злым и мстительным»

<<   [1] ... [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] ...  [112]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено