РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ

Все подробности банкеты в краснодаре тут.





П. Авен, А. Кох. «Революция Гайдара. История реформ 90-х из первых рук»

А.К.: Это скорее научная деятельность, чем менеджерская...

П.А.: Скорее, аналитическая.

С.А.: Аналитическая. Сначала анализируешь все, что у тебя есть по этому вопросу, а после этого высказываешь свой взгляд.

Тяжелый был 1990 год, а 1991-й начался с того, что пошли постоянные сбои с материально-техническим обеспечением и с обеспечением продовольствия. Мы пытались договариваться, собирали уже не премьеров, а президентов. Кончалось все одним и тем же: система уже не работала.

П.А.: Вы все время говорите о сбоях в 1991 году, но полки были пустые в Москве уже в 1988—1989 годах.

С.А.: Я говорю не только о полках в магазинах... Накануне событий конца 1991 года, я могу точно сказать, не было ни продовольствия, ничего не было. Когда уже подписали договор о роспуске Союза, ни одного контракта на поставку продовольствия не было, а вы не забывайте, что мы на тот момент импортировали на весь Союз 18 млн тонн зерна. Поскольку оплатить было нечем, контракты на поставку зерна перестали действовать, контракты на мясо перестали действовать...

П.А.: Западные контракты?

С.А.: Западные.

«Голод бы наступил...»

А.К.: Мы плавно подбираемся к теме голода...

С.А.: И западные контракты перестали действовать, и все внутрисоюзные контракты — тоже. Украина перестала поставлять. Белоруссия перестала поставлять. Все перестали. Если кто-нибудь находил себе товарную позицию, чем поменяться можно, то менялся, а если нет, то, увы, нет. От этого страдали прежде всего крупные промышленные предприятия и крупные города, потому что другие регионы не очень-то хотели менять продовольствие, допустим, на какие-то крупногабаритные машины. Или на танки.

П.А.: В декабре 1991-го, считаете, была реальная угроза голода?

С.А.: Да, безусловно. 20 ноября Борис Николаевич поставил на рассмотрение правительства вопрос о положении с продовольствием. Он меня растирал по стенке, хотя я только 10-го приступил к обязанностям, а 20-го уже меня там размазывали. И потом он сказал: «Сами поедем смотреть по городам». Не помню сейчас, вы летали или нет, Барчук113 летал, это точно. Полетели в Нижний Новгород, в Брянск, в Бурятию, на Алтай, куда еще — уже не помню. Еще мы к Собчаку летали, в Питер.

Это был какой-то кошмар. Нигде продовольствия нет, ничего не продают и неоткуда взять. У меня ни одного контракта нет, чтобы хоть что-нибудь поставить в регионы. Меня Ельцин там просто разжевывал. Мы приезжаем, ворота открываются, тысячи человек стоят во дворе и ждут Ельцина. Он идет, толпа сомкнулась, а я отстал. На него как начали наседать! Он зовет Анисимова, а Анисимова нет! Как он потом начал мне вламывать: «Где должен находиться министр, если президент идет к людям? Тем более если такие вопросы?» Единственное, что тогда спасало, — это то, что Госснаб СССР занимался кроме снабжения еще и государственными резервами. Поэтому, естественно, мне было известно, что там находится. Вот когда мы, наше новое правительство, пришло, к сожалению, тот же Бурбулис не знал, что есть такой Госрезерв. По роду своей деятельности он с ним не сталкивался, а их, эти резервы, никогда особо не афишировали. Поэтому, когда мы столкнулись с этим с обстоятельством, я говорю: «Борис Николаевич, нет других вариантов, надо государственные резервы выпускать». — «Ты понимаешь, что такое резервы?» — «Понимаю. Тем не менее». Ельцин дал указание готовить указ, Бурбулис тут же его приготовил, и мы начали выпускать резервы на рынок. Мне дали список поездок президента. И я уже рассчитывал, сколько тонн продовольствия нужно в этот регион добавить, и Ельцину докладывали, что столько-то эшелонов туда-то идет. Мы когда к Собчаку приехали — зима, снег, с тыла заезжали. Мы не могли к центральному входу подъехать, там очень много людей стояло. И мы через какие-то задворки...

П.А.: В Смольный?

С.А.: Да. И по какой-то лестнице поднимались наверх. Пришли к Собчаку в кабинет. Собчак говорит: «Все, я не знаю, что делать! В городе ничего нет. Я ничего не могу продать населению и, где взять, не знаю!»

П.А.: На сколько времени хватило бы резервов? Или голод, так или иначе, все-таки не наступил бы?

А.К.: Цены освободили, и он не наступил!

С.А.: Именно. Я думаю, что если бы не указ о январском освобождении цен, то голод бы наступил. Когда мы после этих всех поездок, особенно после посещения Собчака (он был последним), прилетели, Егор, конечно, почувствовал нашу слабость, почувствовал, что кредит доверия, который мы имели, кончается. И он сказал: «Все. Надо освобождать цены и выпускать указ о свободной торговле, невозможно дальше тянуть, невозможно».

А.К.: Если бы не это, то когда бы голод наступил? К апрелю, к марту?

С.А.: Думаю, что раньше. Несомненно. Февраль — конец января. Как-то так. Как только указ о свободной торговле был подписан, назавтра уже на всех дорогах, на проезжих частях появились продукты.

А.К.: Откуда они появились?

С.А.: У людей из холодильников. Кто-то на что-то менял.

А.К.: У нас с Петром, я вам просто расскажу, постоянно идет дискуссия. Я, скорее, придерживаюсь вашей точки зрения...

П.А.: Нет, я согласен, что была угроза голода, я лишь говорю, что голода не было. Голода не было! Не упало потребление, что подтверждают цифры Илларионова. Угроза в принципе была, а голода не было.

А.К.: Почему я должен верить илларионовским цифрам, а не тому, что я сам видел и пережил? Я в тот момент уже в питерской мэрии работал и реальное положение с продовольствием знал. И я твердо знал, что потребление упало, и существенно. А цифры? Что цифры? Вон мы до сих пор не знаем, сколько у нас народу убили во Второй мировой.

С.А.: Почему я говорю о том, что реально угроза была? Система снабжения продовольствием ломалась не глядя и без необходимости. Например, мы прилетели в Брянск и вдруг Борис Николаевич говорит: «Что это за торги? Зачем они нужны?» Ну, кто-то там что-то в торгах зажимает, недодает в торговлю. Он принимает решение: «Ликвидировать все торги». Я ему говорю: «Борис Николаевич, это связующее звено, это люди, которые знают, где, кому, что надо». Главки, торги. Они знали, где, кому, что надо. «Ну, сами найдут друг друга». И все. И всех их распустили. А дальше? Где-то было продовольствие, а как, у кого и куда поставить? Понимаете, уже это не решалось.

А.К.: Их надо было ликвидировать после освобождения цен, а не до.

Попытки удержать Союз

П.А.: Можно на секунду вернуться назад к тому совещанию, которое Горбачев проводил перед отъездом в Форос 3 августа? Существует легенда, что он якобы там сказал кому-то, кто выступал: «Хотите чрезвычайное положение? Попробуйте». Это говорит о том, что Горбачев знал о подготовке путча. Вы были на этом совещании.

С.А.: Я был.

П.А.: Что там было?

С.А.: Может, какая-то реплика кем-то и была брошена, трудно мне сейчас вспомнить...

П.А.: А какие принимались решения?

С.А.: Там выступали президенты республик, и все ставили один и тот же вопрос: «Или мы как единое государство действуем, тогда нужно решить вопросы централизованного движения товаров, финансовых и других ресурсов. Или не надо нас держать, дайте самим решать все свои вопросы».

А.К.: Правильно ли я понимаю, что постановка вопроса была такая: либо восстановить прежнюю систему управления, вот эту дисциплину товарных потоков, плановую систему, либо будем расползаться на независимые государства.

С.А.: Конечно! На том совещании так практически открыто и говорили...

А.К.: В этой постановке Горбачев не мог ответить: «Восстанавливаем прежнюю систему»... Это невозможно.

С.А.: Он открыто, конечно же, не мог. И он не мог сказать, и не могли сказать другие...

А.К.: Это лукавая дилемма...

П.А.: Какая?

А.К.: Либо единая страна с централизованной системой планирования всего и вся, либо развал на несколько государств и каждое отдельно строит рыночную экономику у себя. Никто не обсуждал сохранение единой страны, но с рыночной экономикой. Согласись, что дилемма странная. Она предлагает два плохих варианта и не рассматривает оптимальный.

<<   [1] ... [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] ...  [112]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено