РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






П. Авен, А. Кох. «Революция Гайдара. История реформ 90-х из первых рук»

А.К.: Ты приехал к Егору после разговора с Черномырдиным?

А.Ш.: Мы ж на соседних дачах жили. Вижу, огонек горит и Гайдар подъехал. Ну, я и пошел...

Кстати, когда в 1993 году Гайдар вернулся в правительство первым вице и возникла проблема переформирования кабинета, Черномырдин мне опять «слил» информацию, что Гайдар предлагает снять меня с поста вице-премьера и сделать министром по делам СНГ. А в декабре после выборов, когда неудача у «Выбора России» была, Гайдар опять уходил из правительства и опять Егор настоятельно рекомендовал Б.Н. меня задвинуть.

Расставание с Гайдаром

А.К.: Я не понимаю, почему они считали, что это была неудача. Был вполне нормальный результат. Была крупнейшая фракция в Думе, они только по спискам проиграли ЛДПР. Ничего страшного: с одномандатниками «Выбор России» все равно имел больше, чем Жирик...

А.Ш.: Черномырдин, утвержденный вновь избранной Думой премьером, предлагает: «Ну что, возьмешь пост министра по делам СНГ? А то твои соратники тебя выдавливают из правительства». Я говорю: «Нет, не возьму...» — «Ты эти шуточки брось, чего ты хочешь?» — «Министра экономики, а еще лучше финансов». — «Я поговорю, но, если Ельцин тебя вызовет, у меня просьба — не перечь ему, не задавай вопросов никаких». В итоге я стал министром экономики, а через три месяца опять вице-премьером. Но Гайдар на меня как обиделся, так и продолжал еще долго обижаться...

А.К.: К концу 1994 года тебя опять отставили. К первой чеченской войне, по-моему.

А.Ш.: Накануне чеченской войны, слава Богу.

А.К.: Повезло: чистеньким ушел. Чубайса, по-моему, на твое место назначили?

А.Ш.: Чубайса назначили, да. Первым вице-премьером.

П.А.: Но не министром экономики?

А.Ш.: Ясина министром экономики назначили, Серова77 — министром по СНГ. И Давыдова — вице по внешнеэкономической деятельности. То есть я вел куст, в котором пять человек потом уместилось. Но дело-то не в этом, дело в том, что мне странно это было, что Егор продолжал на меня обижаться. Мало ли какие бывают там разговоры между мужиками, в том числе на грани мордобоя. А Егор обиделся.

А.К.: На какой разговор?

А.Ш.: На разговор в декабре 1992 года, когда он нас всех отослал в отставку, и я ему наговорил много разного, причем при свидетелях...

П.А.: Свидетелями были только я и моя жена.

А.Ш.: Нет, свидетелем был ты, Андрей Бугров78, которого я уговаривал поехать на место Бориса Федорова в Вашингтон из Европейского банка реконструкции и развития, Костя Кагаловский79 (тогда директор от России в МВФ) и Маша — жена Гайдара.

П.А.: Точно, Кагаловский был...

А.Ш.: Они у меня на даче сидели (настроение было возбужденное), вижу, Егор приехал, говорю: «О, Гайдар дома, пошли ему морду бить!»

А.К.: Костя Кагаловский еще хороший провокатор. Он мог тебя подначить, кстати.

А.Ш.: Не без этого. Костя сказал: «А что, пошли». Я, кстати, ничего обидного не сказал. Я сказал: «Егор, так дела не делаются. Ты имеешь право говорить что хочешь. Но я-то должен был знать. Если мы члены одной команды, почему я не знаю, с чем ты идешь по моей персоне?» Причем Черномырдин сказал, что он каждому из нас дал характеристику. А я его спрашиваю: «А почему я должен вам верить, Виктор Степанович?» Он отвечает: «А вот видишь блокнотик? У меня все записано. Я бюрократ старой школы. Тебе почитать?»

П.А.: Он не стал читать?

А.Ш.: Сейчас уже не вспомню. Ну, может, про кого-нибудь, но не мне про меня. Много примеров привел, правдивых на самом деле.

Гайдар мог поступить по-другому. Собрать ребят: «Ребята, я вас прошу, давайте все уйдем сейчас. Поверьте, мы потом вернемся».

П.А.: Сань, отдельная тема: отношения Егора, Чубайса и твое к Борису Николаевичу. Я помню, ты его как-то мне назвал «обыкновенное пьяное мурло».

А.Ш.: Это твоя версия, и ты ее повторяешь. Я свое отношение к нему в таких выражениях не формулировал.

П.А.: Хорошо, дай свою редактуру.

Вино, Ельцин и неудавшейся коалиция

А.Ш.: У меня Борис Николаевич иногда особые чувства вызывал... Я несколько раз был в таком жутком состоянии духа, когда боялся, что мы осрамимся на весь мир. Он мог упасть со сцены, он на час опаздывал к президентам и королевам, потому что его не могли привести в чувство. Он просто выпадал полностью в осадок, терял сознание, а не просто засыпал.

А.К.: А где он успевал нажраться?

А.Ш.: Ну были друзья: Коржаков, Сосковец, Барсуков80, Грачев81. Они наливали «до краев». У них была привычка пить все подряд. Вот на переговорах полчаса перерыв — они уже тащат ящик водки.

П.А.: Он же первым секретарем обкома долго проработал. И прекрасно знал свою дозу. Ну зачем нажираться? В конце 1991 года в Бонне Борис Николаевич у Гельмута Коля82 выпил огромный фужер залпом. На вопрос «Сколько наливать?» он ответил: «Наливай до краев, ты что, краев не видишь?»

А.К.: Водки, что ли?

П.А.: Вина. Борис Николаевич берет и еще выпивает. Привычка пить до дна.

А.Ш.: Все это знали, поэтому эти ребята, Коржаков и компания, подписывали любые бумаги у него. Они им манипулировали, используя его слабость и усугубляя ее. Указы президента появлялись странные, сколько раз мне были звонки от Бориса Николаевича: «Вы почему не выполняете мое поручение?» Меня сильно не любили Коржаков с Сосковцом, я им мешал что-то гнуть.

А.К.: Эта группа товарищей решала конкретные вопросы через Бориса Николаевича, а потом они решили и власть взять, кстати.

А.Ш.: Это уже в 1996 году, в апреле—июне. Здесь заслуга Чубайса безусловная. И Куликова83. Но нужно отдать должное Ельцину (и Гайдар все время, а потом Чубайс это хорошо понимали) — его можно было интеллектом взять, убедить аргументированностью, жесткостью, логикой и т.д. Поэтому он и ушел от всех этих Коржаковых в конечном итоге...

П.А.: Саша, как ты считаешь, почему все-таки не удалось создать мощного политического демократического, либерального движения?

А.Ш.: Политического движения? Это какой ты момент имеешь в виду?

П.А.: Бурбулис считает, что это можно было сделать осенью 1993-го, сразу после путча, накануне выборов по новой конституции.

А.Ш.: Вот мы почему-то все время критикуем Явлинского, что он не захотел объединяться, уступать какие-то роли. А я вам расскажу другую историю. Октябрь 1993 года. Все в правительстве вроде бы объединились. Правительство — монолит. Формируется список «Выбор России». Там нет меня, там нет Шойгу, нет Меликьяна, из министров еще нет Калмыкова84. Я Егора спрашиваю: «Егор, ты формируешь список?» — «Да». — «Можешь мне объяснить, почему многие члены кабинета мимо кассы пролетают?» Он говорит: «Ну, вы же профессионалы-технократы, зачем вам политикой заниматься?»

Это 10-го где-то октября. Завершается процесс подачи списков. Два месяца до выборов. Собираемся мы с группой товарищей: я, Шахрай, Меликьян, Шойгу и т.д. Создаем партию, Партию российского единства и согласия (ПРЕС). Регистрируем ее, проводим учредительный съезд в Великом Новгороде. На выборах получаем 6%. Почему? Конечно, не только по причине, что Егор не хотел иметь в новом правительстве и в новой партии людей, к которым он не испытывал особой приязни или еще чего-то в этом роде. Но если бы эти люди были бы приглашены в ВР, то сформировать новую партию вряд ли удалось.

В тот момент Егор ставил вопрос так: премьер после выборов — Гайдар, вице-премьер — Чубайс и так далее по списку ВР. Я его спрашиваю: «Егор, а Черномырдина куда? На свалку истории?» — «Потом решим». — «Понимаешь, он сейчас премьер, от него сильно зависит, как выборы пройдут. Нельзя этот вопрос оставлять, подвешивать, а потом по факту, как говорится, решать. Надо сейчас договариваться на берегу. Если он не премьер, то кто он? Надо ж какую-то позицию человеку иметь». Егор отмахивался. Настолько велика была уверенность, что победа на выборах 1993 года в кармане, что большинство в Думе будет подконтрольным и будет у ВР правительство большинства. Но большинство же формировать нужно, привлекая сторонников. Потом Гайдар говорил: «ПРЕС Шахрай—Шохин отобрал 6% у "Выбора России"». Почему отобрал? Мы собрали эти голоса. Их отдали нам, а не Гайдару. Мы же чуть-чуть другую площадку заняли, более эволюционную, в том числе потому, что надо было нишу свою политическую искать, надо было в дебатах участвовать, свой сегмент электората завоевывать. Ведь 6% ниоткуда не берутся, тогда никто нам приписывать их не готов был...

<<   [1] ... [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] ...  [112]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено