РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






Л.М. Млечин. «Горбачев и Ельцин. Революция, реформы и контрреволюция»

Ему вторил вице-президент Александр Руцкой, выступавший в Новосибирске:

— Вы видите, кто голосует за президента и как оболванивают людей. Голосовали спекулянты, проходимцы, ворье, а сейчас еще будут голосовать голубые, педерасты, прочая нечисть.

Все ждали от Ельцина активных действий. Наиболее горячие его сторонники считали, что референдум дает ему прямое право немедленно распустить Съезд народных депутатов и назначить новые выборы. Депутаты думали, что Ельцин разгонит их буквально на следующий день, но он и не думал этого делать. Победив, он словно успокоился. Нечто подобное происходило с ним и осенью 1991 года после поражения августовского путча.

Борис Николаевич, что бы о нем потом ни говорили, пытался идти законным путем. Президентская команда разработала проект конституции, по которому президент выводился за пределы трех ветвей власти и становился главой государства, получая очень широкие права. Но сразу возник вопрос: а как принять новую конституцию? Ясно было, что Съезд народных депутатов ее никогда не одобрит. Что же делать? Собрать учредительное собрание? Провести еще один референдум?

Ельцин созвал конституционное совещание, надеясь на компромисс. Но депутаты, конечно же, не хотели конституции, которая лишала их власти. Видя, что Борис Николаевич ничего не предпринимает, его противники решили, что президент слаб и бояться его нечего.

Политическая борьба разгорелась с новой силой.

Оправившись от шока после провала на референдуме, оппозиция вновь принялась терзать конституцию, пытаясь законным путем лишить Ельцина полномочий. Съезд народных депутатов внес более трехсот поправок в Конституцию РСФСР, фактически это была уже новая конституция. Депутаты готовились провести поздней осенью 1993 года съезд, на котором фактически предполагалось ликвидировать институт президентства.

В конце концов Ельцин решился сделать то, к чему его долго призывали. Его помощники говорили мне потом, что они готовили юридически безукоризненный способ распустить Съезд народных депутатов, но Борис Николаевич по своему обыкновению не захотел ждать. Впрочем, есть и другая точка зрения: он и так слишком долго ждал. А двоевластие разрушало страну. Никто не работал, все ждали, чем кончится противоборство президента и депутатов.

Когда Ельцин побывал в частях Таманской и Кантемировской дивизий, стало ясно, что выбор он сделал. Во время посещения отдельной дивизии внутренних войск имени Дзержинского президент объявил, что Егор Гайдар возвращается в правительство первым вице-премьером.

Полная лояльность к президенту главы правительства Виктора Черномырдина — сильной политической фигуры, авторитетной для многих — подкрепила позиции Ельцина. Хасбулатов попытался привлечь Черномырдина на свою сторону, но безуспешно. Однако для полноты картины Ельцину нужен был еще и Гайдар как символ продолжения реформ.

Предполагалось распустить Съезд народных депутатов. Сразу после телеобращения в восемь вечера части дивизии имени Дзержинского должны были взять под контроль Белый дом, где в выходной день нет депутатов.

Соратники поддержали президента — глава правительства Виктор Степанович Черномырдин, министр внутренних дел Виктор Федорович Ерин, министр обороны Павел Сергеевич Грачев, министр безопасности Николай Михайлович Голушко, министр иностранных дел Андрей Владимирович Козырев, Олег Иванович Лобов, назначенный секретарем Совета безопасности (он начинал у Ельцина в отделе строительства Свердловского обкома). Против был только Филатов, которого Ельцин забрал из Верховного Совета и назначил главой президентской администрации.

18 сентября на совещании руководителей советов всех уровней Руслан Хасбулатов сорвался и публично оскорбил президента. Он сказал:

— Если большой дядя говорит, что позволительно выпивать стакан водки, то многие находят, что в этом ничего нет, мол, наш мужик. Но если так, то пусть мужик мужиком и остается и занимается мужицким делом. А наш президент под «этим делом», — председатель Верховного Совета многозначительно щелкнул себя по шее, — любой указ подпишет.

Грубые слова Хасбулатова превратились в casus belli — формальный повод для объявления войны.

21 сентября 1993 года президент подписал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Ельцин распускал Съезд народных депутатов и Верховный Совет и назначал на 12 декабря 1993 года выборы в новый представительный орган — Федеральное Собрание. Действие конституции в части, противоречащей тексту указа, «прекращалось».

Выступление президента записали заранее, в пять вечера. Телевизионщики были потрясены. Ельцин предложил:

— Давайте сфотографируемся на прощанье. Если не получится, сидеть будем вместе.

Кассету с записью забрали и вернули тележурналистам только к моменту трансляции. До этого времени телевизионной группе пришлось сидеть в комнате без телефонов.

В восемь вечера указ передали по телевидению и радио. Совет министров поддержал президента, хотя настроение у всех было мрачное, подавленное. Всем членам правительства назначили личную охрану, в министерских приемных появились омоновцы с автоматами.

«Через десять минут после начала трансляции указа Ельцина, — вспоминал Руцкой, — позвонил Хасбулатов и попросил зайти к нему в кабинет. Я предложил собраться позже, когда закончится трансляция, но Руслан Имранович попросил прибыть срочно, так как собрался весь руководящий состав Верховного Совета и необходимо быстро принимать решение».

Хасбулатов собрал в Белом доме депутатов. Они считали, что теперь Ельцину конец, что народ возмущен президентом и поддерживает Верховный Совет. Руслан Имранович действительно полагал, что он популярен в народе, а Ельцин людям надоел.

Поздно вечером депутаты объявили президентские полномочия Ельцина прекращенными в соответствии со статьей 121-6 Конституции и поручили исполнение обязанностей президента Руцкому. В начале первого ночи Хасбулатов открыл внеочередную сессию Верховного Совета и обратился к Руцкому:

— Александр Владимирович, прошу вас занять свое место.

Руцкой с видимым удовольствием уселся в кресло президента. В третьем часу, после перерыва, проведенного депутатами в буфете, огласил первые указы и назначения — генерала-десантника Владислава Ачалова он выбрал на роль министра обороны, Виктора Баранникова решил вернуть на пост министра безопасности, Андрея Дунаева — на пост министра внутренних дел. Ачалов покинул военную службу после августовского путча. Баранникова и Дунаева Ельцин уволил, когда ему принесли материалы о связях генералов с сомнительными дельцами.

Руцкому нужны были войска. Он приказал прислать в его распоряжение два батальона курсантов Рязанского воздушно-десантного училища и два батальона курсантов Московского высшего командного училища. Потом велел Ачалову за сутки сформировать мотострелковый полк из московских резервистов. Никто его приказы всерьез не воспринял…

Верховный Совет принял две поправки к Уголовному кодексу. Одна из них предусматривала смертную казнь и конфискацию имущества за «действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя». Депутаты надеялись посадить Ельцина на скамью подсудимых.

<<   [1] ... [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] ...  [115]  >> 

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено