РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ








раздел "Статьи отечественных экономистов" >> "Анализ процессов приватизации государственной собственности в РФ за период 1993-2003 годы" - Счетная палата (экспертно-аналитическое мероприятие)

4. Социальные итоги приватизации

4.1. Влияние итогов приватизации на социальное благополучие граждан

Несмотря на то что российская приватизация стала одним из факторов, оказавших существенное влияние на систему социальных отношений и изменение уровня жизни населения, ее нельзя рассматривать в отрыве от всего комплекса экономических и политических причин, вызвавших масштабные социальные сдвиги в рамках всего общества.

Ускоренная приватизация совпала по времени с глубочайшим экономическим кризисом в России, что негативно отразилось как на положении приватизированных предприятий, так и на материальном положении работающих на них людей.

Перераспределение валового внутреннего продукта в пользу негосударственного сектора объективно привело к падению реальных доходов основной массы работников бюджетной сферы, а также возникновению низкорентабельных и убыточных приватизированных предприятий. Уровень среднемесячной заработной платы в 1996 году составлял примерно 120 долларов США, при этом работники образования и науки получали в среднем на треть меньше[1]. Наиболее незащищенной категорией граждан в этих условиях оказались пенсионеры, инвалиды и др.

Как показывают данные табл. 15 и рис. 16, реальные денежные доходы граждан до сих пор не превысили уровня 1990 года и только в 2003 г. превысили уровень 1994 года. Численность же граждан, живущих за чертой бедности, остается стабильно высокой и составляет около 1/5 населения.

 

Таблица 15

 

ИЗМЕНЕНИЕ ОСНОВНЫХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНДИКАТОРОВ

УРОВНЯ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ в 1992-2003 гг. (в %)

 

 

1992

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

Реальные денежные доходы

53

84

101

106

84

88

113

110

110

Реальная начисленная заработная плата

67

72

106

105

87

78

121

120

116

Реальный размер назначенных месячных пенсий1)

52

81

109

95

95

61

128

121

116

Величина прожиточного минимума

...

в 3,1 р.

140

111

120

184

1202)

124

121

Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума

...

109

89

94

112

121

852)

94

91

1) 1995–2001 гг. – с учетом компенсации.

2) В сопоставимой методологии исчисления величины прожиточного минимума.

Источник:

Российский статистический ежегодник. 2003: Стат. сб. / Госкомстат России. – М., 2003.

По оценкам экспертов, действующий в 90-е годы  в России принцип свободного ценообразования и наличие лишь постепенно развивающихся механизмов саморегулирования свободного рынка привели к тому, что предприятия с доминирующим положением на рынке, то есть бывшие государственные монополии, незначительно или совсем не ограничены при формировании цены со стороны рынка[2]. Такое положение способствовало развитию инфляционных процессов, усиливших мощную тенденцию к падению реальной заработной платы, прежде всего работников бюджетной сферы.

Так, темпы инфляции к концу 1994 года составили 14-16% в месяц (при плане 5-7%), в январе 1995 года они поднялись почти до 18%. И лишь к августу 1995 года снизились до 4% в месяц. При этом необходимо подчеркнуть, что инфляция вела к перераспределению доходов в ущерб наименее обеспеченным слоям населения[3].

По оценке Управления статистики уровня жизни населения Госкомстата России, даже на основании устаревшей методики определения уровня жизни, утвержденной в 1992 году,  численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в 1996 году составляла 32 млн человек. То есть в критическом положении оказался фактически каждый пятый житель страны, причем 17 млн из живущих ниже черты бедности являются работающими[4].

Новая волна экономического кризиса, вызванного известным решением от 17 августа 1998 года, привела к падению реальных доходов населения на 30%, реальной заработной платы на 40%. Как следствие очередного кризисного падения доходов населения в январе 1999 года отмечено двадцатикратное увеличение числа трудовых конфликтов в Российской Федерации.

Конечно, негативные тенденции в социальной и демографической сфере, сложившиеся в Российской Федерации, являются производными от многих факторов, отражающих в целом кризисное положение в значительной части общества. Тем не менее косвенные последствия «шока», вызванного реформами начала 90-х годов, оказали определенное негативное влияние на состояние социального здоровья нации.

Как показывают контрольные мероприятия Счетной палаты, приватизация не способствовала усилению социальной защищенности работников приватизируемых предприятий и развитию объектов социальной инфраструктуры, а, напротив, в ряде случаев ускорила их разрушение. Средства от приватизации на развитие объектов социальной инфраструктуры практически не поступали. Предприятия и местные власти отказывались от содержания «непрофильных активов». Поэтому  объекты социальной сферы по заниженным ценам приобретались предпринимательскими структурами в целях последующего перепрофилирования. Так, например, акционерным обществом «Комсомолка» были приобретены основные фонды Высшего профессионального училища № 29 г. Комсомольска-на-Амуре; была осуществлена продажа зданий профтехучилища № 18 г. Санкт-Петербурга, приватизация детского сада № 35 п. Кокошкино Нарофоминского района Московской области и т.д.[5]

В наиболее тяжелом положении оказались работники так называемой бюджетной сферы – учителя, врачи, ученые и пр. Основным источником финансирования для соответствующих отраслей экономики являлись бюджетные средства, которые направлялись главным образом на оплату труда работников и первоочередные текущие расходы (оплату коммунальных услуг).

Капитальные расходы в эти годы, связанные с поддержанием и развитием основных фондов, были крайне незначительны. Вследствие этого, как показывают данные Госкомстата России, в 1995 году в отраслях «Образование», «Культура и искусство»  «Наука и научное обслуживание» коэффициент выбытия основных фондов превышал коэффициент обновления соответственно на 0,2, 0,5 и 1,1 процентных пункта. По отрасли «Здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение» коэффициент обновления был на 0,1 процентных пункта выше коэффициента выбытия. Степень износа основных фондов на начало 1995 года в этих отраслях составляла 30,2% по отрасли «Здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение», 38,5% по отрасли «Культура и искусство» и 44% по отрасли «Наука и научное обслуживание» (данные на 1995 год по отрасли «Образование» отсутствуют).

Правительственные решения, направленные на усиление социальной защищенности граждан, реализовывались с опозданием и не в полном объеме. Так, например, в потребительскую корзину до 1999 года не были включены непродовольственные товары и услуги[6]. Между тем рост цен на них, включая медицинские услуги, стоимость покупки жилья, проезд на транспорте и т.п., значительно превышал рост номинальной заработной платы. В результате наименее защищенные слои населения больше всего пострадали от негативных последствий экономических реформ.

Этот факт подтверждает изучение уровня доходов населения различных социальных групп.

Так, например, по данным Госкомстата России, в конце 1994 года доходы 10% самых богатых жителей Москвы в 24 раза превышали доходы 10% самых бедных. А по данным всероссийского исследования «Сбережения населения Российской Федерации», проведенного Институтом социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) Российской Академии наук в 1996 году, 71% жителей, относящихся к беднейшим слоям, владел лишь 3,3% всех денежных сбережений, в то время как 5%, относящихся к категории богатых и очень богатых, владели 72,5% сбережений, причем из них на долю 2% «очень богатых» приходилось 52,9% всех сбережений населения России. При этом в исследовании не учитывались многомиллиардные суммы средств, переведенные на зарубежные счета и значительно превышающие суммы сбережений в российских банках[7].

Особенностью периода реформ стало то, что источники и в целом картина формирования доходов россиян усложнились. На это, в частности, указывают расчеты Госкомстата России: в 1993 году реальные доходы населения выросли на 10%, а в 1994 году даже на 16%, и «это при падении реальной заработной платы в 1994 году на треть», то есть рост был за счет иных доходов, нежели официальная заработная плата. По данным Госкомстата России, в 1995 году лишь 15% россиян считали основным источником заработка свою основную работу (в учреждении, на госпредприятии). По оценкам исследовательского центра «Круглый стол для бизнеса России», почти каждый пятый работавший россиянин имел сбережения в результате неучтенных доходов от «теневой» трудовой деятельности. В середине 90-х годов вторую и часто не фиксируемую официально работу имели от 1/3 до половины работавших петербуржцев. В свою очередь «теневой сектор» – продукт и приватизации, и просчетов государства, которое не смогло предотвратить переход части бизнеса в полукриминальную сферу. Вместе с тем, по самым скромным экспертным оценкам, примерно 20% граждан страны живут ниже официально установленной черты бедности[8].

 



[1] См.: Годовой доклад Торгово-промышленной палаты Российской Федерации за 1996 год. – М., 1997.

[2] Правовые вопросы контроля за злоупотреблениями ценами в Российской Федерации. Сборник тезисов участников II Международной конференции «Конкурентная политика в условиях переходной экономики». 17-20 февраля 1997 г.

[3] Вопросы экономики. М., 1995. № 4. - С. 73.

[4]  См.: Фролова Е. Масштабы бедности велики // Труд, 4 апреля 1997 г.

[5] См. раздел 4.5 «Структура собственности по итогам приватизации» отчета о проверке в 1995–1996 годах Счетной палатой Российской Федерацией центральных аппаратов Госкомимущества России, РФФИ, Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Госкомимуществе России.

[6] Включены в соответствии с Федеральным законом от 20 ноября 1999 г. № 201-ФЗ «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации».

[7] Приватизация: сравнительный анализ. Россия, Центральная Азия, арабские страны А.М.Васильев, В.Ю.Кукушкин, А.А.Ткаченко (Российская академия наук). - М.: Изд-во «Вост. лит.», 2002. С. 244.

[8] Там же, с. 250.




По теме:
— Бизнес-газета RBC daily "Приватизации устроили тайное судилище"
— Бизнес-газета RBC daily "Российские реформы признаны преступными"
— Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике "Обложить олигархов налогами!"
В США судят соратников российских реформаторов
— Жак Сапир "Макроструктурные факторы и ограничения инвестирования в России" (файл «pdf»)
— В. Андрефф “Российская приватизация: подходы и последствия”
— М. Голдман "Капитализм инсайдеров: приватизация успех или неудача?"
— Д. Эллерман “Ваучерная приватизация как инструмент холодной войны"
— М. Голдман "Приватизация в России: Возможно ли исправить ошибки?"
— Р. Макфаркар ”Введение единовременного налога на собственность, приобретенную в ходе приватизации, могло бы подтвердить ее легитимность”
— Я. Корнаи "Путь к свободной экономике: десять лет спустя (переосмысливая пройденное)"





РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено