РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






раздел "Статьи отечественных экономистов"

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ

Глава 9 книги "Путь в XXI век (стратегические проблемы и перспективы российской экономики)», под ред. Д.С. Львова. М.: Экономика, 1999"

А.Е.Варшавский, д.э.н., проф.; О.С.Сироткин, д.т.н., проф.

ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОЙ НАУКИ

Неподготовленность предложений по реформированию науки

Проблемы российской науки в период проведения реформ значительно обострились. Однако у многих сохраняются надежды на быстрое окончание кризиса и завершение структурной перестройки экономики, после чего все станет на свои места. К сожалению, для подобного оптимизма нет оснований. Об этом, в частности, свидетельствуют не только стабильное сокращение реальных объемов финансирования науки, но прежде всего - фактическое отсутствие государственной научно-технической политики.

Резкое снижение ассигнований на науку в сочетании со стремлением переместить предназначенные для нее бюджетные средства в другие отрасли и сферы сопровождалось появлением разнообразных предложений по реформированию НИОКР. Для многих из них типично преуменьшение роли основных факторов развития научного потенциала (в частности, государственной поддержки, спроса со стороны наукоемкого сектора экономики, обеспечения ученых необходимыми информационными ресурсами и т.д.) и преувеличенное внимание к второстепенным для переходного периода организационным формам (венчурному финансированию наукоемких технологий, расширению технопарков и т.п.).

Как правило, не учитывается, возможно, самое главное - то, что развитие научного потенциала является существенно инерционным процессом, затрагивающим одновременно несколько поколений и включающим обучение в средней и высшей школе, подготовку научных кадров в аспирантуре, накопление знаний и основных фондов, формирование научных школ и расширение информационной базы. Отклонение от установившегося процесса в любом из звеньев формирования потенциала науки будет сказываться в течение длительного интервала времени. Очевидно, реформирование сферы науки необходимо, но оно должно быть хорошо подготовлено, чтобы не ухудшить и без того крайне тяжелую ситуацию. Это реформирование осложняют следующие причины:

* отсутствие четко сформулированных целей социально-экономического развития, военно-политической доктрины и долгосрочной промышленной политики, что затрудняет выбор приоритетов и невозможностью осуществления реальной научно-технической политики на начальном этапе переходного периода;

* трудности анализа происходящих в сфере НИОКР процессов, в частности, из-за отсутствия соответствующих аналогов в мировой истории, а также недостаточного знания долгосрочных тенденций развития отечественной науки;

* неполнота информации об изменениях в кадровом потенциале и материально-технической базе науки, а также о качественных сдвигах в сети научно-исследовательских организаций России, что объективно затрудняет переаттестацию научных учреждений в целом;

* ограниченность имеющихся у государства финансовых ресурсов.

Научный потенциал России к началу 90-х годов.

Для того, чтобы оценить современное состояние российской науки, необходимо, прежде всего, напомнить, каким был научный потенциал России к началу переходного периода1.

В 1991 г. в России была выполнена крупнейшая экспертиза с участием почти 300 ведущих ученых - членов АН СССР. Среди экспертов были не только представители фундаментальной науки, но также ученые, работавшие в ведущих отраслевых, в том числе оборонных, научно-исследовательских учреждениях и конструкторских организациях.

В целом в области научных исследований основные результаты экспертизы сводились к следующему2.

Высокий уровень отечественной науки подтверждался прогнозами достаточно большого числа результатов работ, которые за рубежом не велись или только были начаты. Это в первую очередь относилось к отдельным направлениям физики (акустика, оптика и квантовая электроника, физика твердого тела), общей и технической химии (коллоидная химия и физико-химическая механика, химическая физика, включая проблемы горения и взрыва, электрохимия, неорганическая химия, химия высоких энергий), физикохимии и технологии неорганических материалов (физико-химические основы металлургии, новые процессы получения и обработки металлических материалов, теоретические основы химической технологии), энергетики (использование сверхпроводимости в энергетике, ядерная энергетика), геологических наук, информатики, исследований в области физиологических, биохимических и структурных основ жизнедеятельности человека и др.

По многим направлениям свыше, чем в 30% прогнозов отмечалась возможность экспорта лицензий и ноу-хау. Речь шла не только о работах, не имеющих аналогов за рубежом, но и о ведущихся там работах по прямому преобразованию энергии, защите металлов от коррозии, физике прочности и пластичности, созданию конструкционных материалов для новой техники и т.д.

Развитие многих научных направлений, что специфично для нашей страны, зависело от оборонной стратегии.

Оценки экспертов подтвердили высокий уровень исследований и разработок, проводимых в оборонных отраслях и в то же время, столь существенная зависимость широкого спектра направлений научных исследований от "оборонного заказа" диктовала необходимость очень внимательного и бережного отношения к научно-техническому потенциалу ВПК в интересах развития всего народного хозяйства.

Даже там, где наблюдалось особенно сильное отставание от мирового уровня (в первую очередь были названы информационно-вычислительные сети, проблемно-ориентированные информационные системы и базы данных и ряд других аспектов информатизации, некоторые направления физики твердого тела, энергетики и химии и др.), по оценкам экспертов, имелись возможности для достаточно быстрого освоения достижений зарубежной науки.

Прогнозируемый уровень техники и технологий в наукоемких отраслях оборонной промышленности был близок к мировому. Например, лишь менее 10% всех прогнозов, касающихся композиционных материалов и средств технической диагностики, было ориентировано на использование зарубежного опыта.

Конверсия оборонных отраслей промышленности должна была оказать значительное влияние на развитие многих наукоемких производств. Как показывали оценки экспертов, от нее зависела реализация не менее 50-70% всех прогнозов в таких направлениях, как лазерная технология, научное приборостроение, изготовление новых поколений интегральных схем, атомная и термоядерная электроэнергетика, производство медицинского оборудования и т.д.

В целом экспертные оценки свидетельствовали о значительном накопленном научно-техническом потенциале России и о необходимости его сохранения и дальнейшего развития.

Вместе с тем в 1990 г. были очевидны и значительные проблемы в области науки и реализации ее потенций: наиболее серьезные среди них были связаны с невостребованностью достижений науки экономикой, недостаточно высокой эффективностью сферы НИОКР. Оценки эффективности затрат на науку показывали, что ее величина, рассчитываемая как отношение прироста выпуска наукоемкой продукции к расходам на НИОКР за период, в 1971-1985 гг. устойчиво снижалась в среднем на 13-15% за пятилетку3. Это объяснялось, в первую очередь, экономической системой, порождавшей затянутость цикла "исследования - производство наукоемкой продукции" и не стимулирующей спрос на достижения науки.

По мнению некоторых специалистов, численность занятых в сфере НИОКР превышала оптимальный уровень. Кроме того, постепенно ухудшалась возрастная структура занятых в сфере НИОКР. Так, в 1988 г. в СССР доля научных работников старше 40 лет составляла 54%, в том числе докторов и кандидатов наук - 77%.

Существовала значительная дифференциация качества научных кадров, в первую очередь, в региональном разрезе.

Относительно слабо финансировался и был недостаточно связан с промышленностью вузовский сектор науки. В нем была сосредоточена треть всех научных и научно-педагогических кадров, в том числе почти половина общего числа докторов и кандидатов наук, а затраты на НИОКР составляли примерно 7% всех затрат на науку.

Наконец, доля оборонных НИОКР значительно превышала удельный вес исследований и разработок гражданского назначения (по некоторым оценкам их соотношение равнялось 3 : 2).

Все эти проблемы послужили основанием для многочисленных предложений по реформированию российской науки, появившихся уже в начале переходного периода. Они сводились в основном к следующим:

* поскольку сфера НИОКР чрезмерно раздута, необходимо значительно сократить число ее учреждений и численность занятого в них персонала;

* государственная поддержка науки должна быть уменьшена, государство не должно, в частности, осуществлять финансирование отраслевых НИОКР;

* проведение военных НИОКР должно быть максимально сокращено.

Сфера науки в 90-е годы

В 90-е годы реальные процессы движутся вроде бы по этим направлениям. Так что создается впечатление, что в сфере науки в нынешней России нет оснований для тревоги.

Насколько это справедливо, показывают анализ основных показателей сферы НИОКР, сопоставление их с уровнем развитых стран и оценка потерь научного потенциала за годы перестройки.

Изменения количества организаций, выполняющих научно-исследовательские работы, представлены в табл. 1.

Таблица 1. Динамика сети российских учреждений и организаций, выполняющих научные исследования и разработки

Годы

1990

1995

1996

1997

Число организаций, выполнявших научные исследования и разработки

4646

4059

4122

4096

в том числе:

научно-исследовательские

1762

2284

2360

2377

Конструкторские

937

548

513

444

проектные и проектно-изыскательские

593

207

165

101

опытные заводы

28

23

24

29

высшие учебные заведения

453

408

423

418

Промышленные предприятия

449

325

342

388

Прочие

424

264

295

339

Число научно-исследовательских организаций возросло по сравнению с 1990 г. за счет выделения отдельных подразделений в самостоятельные научные центры, институты и т.п. В то же время число конструкторских, проектных и проектно-изыскательских организаций уменьшилось в 2,8 раза.

Расчеты показывают что доля расходов на НИОКР (внутренние затраты) в ВВП России в настоящее время соответствует уровню 50-х годов (см. табл. 2), а абсолютная величина общих расходов на НИОКР близка к уровню начала 1960-х гг. В целом доля расходов на НИОКР в ВВП России за период проведения реформ снизилась до уровня Египта, Индии, Португалии, хотя еще в конце 1980-х гг. этот показатель соответствовал уровню США, Германии, Японии и Швеции, где на науку расходуется от 2,5 до 3,1% ВВП.

Таблица 2. Динамика показателей финансирования науки России

Годы

Доля общих расходов России на НИОКР в ВВП, % *)

Отношение заработной платы занятых в науке и научном обслуживании к заработной плате занятых в экономике (СССР, 1940-1990 гг. и Россия после 1991г.), %

Отношение заработной платы занятых в науке и научном обслуживании к заработной плате занятых в промышленности (СССР, 1940-1990 гг. и Россия после 1991г.), %

1940

0,55

141,5

137,4

1945

...

147,9

136,6

1950

0,99

...

...

1955

1,38

...

...

1960

1,77

130,1

114,1

1965

2,30

120,9

111,9

1970

2,49

118,2

105,1

1975

2,91

108,0

97,1

1980

3,00

106,3

96,8

1985

3,11

105,5

96,3

1990

2,89

112,5

109,6

1995

0,75

77,4

69,2

1996

0,86

74,4

67,7

1997

1,23

*) Данные за 1940-1990 гг. приведены на основе наших оценок.

В настоящее время единственным контролируемым государством показателем является доля бюджетных ассигнований на фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу в общих расходах федерального бюджета. По Федеральному закону РФ о науке и государственной научно-технической политике он должен быть не ниже 4%, однако его реальная величина значительно меньше (1,77% в 1996 г., в 2,5% в 1997 г.). Более того, в соответствии с решениями правительства в апреле-мае 1998 г. лимиты бюджетных обязательств по данному показателю сокращаются на 26,5%, причем в среднесрочной перспективе они должны быть снижены до 1,82%4.

Заработная плата занятых в науке в России теперь примерно на четверть ниже, чем в среднем по стране, хотя еще в 1990 г., когда она была на 12,5% выше. Особенно значителен этот разрыв в больших городах, где сосредоточена основная часть ученых. Так, в Москве, где цены значительно выше, чем в большинстве других регионов, уровень заработной платы занятых в науке примерно на 40% ниже среднего.

Мала оплата труда у научных работников без ученой степени.

Денежная оценка потерь научного потенциала России

Если расходы на науку рассматривать как инвестиции, способствующие углублению и расширению знаний и ведущие к совершенствованию технологий и продуктов, то накопленный объем инвестиций в науку можно оценить как научный капитал. Снижение научного капитала - это потеря национального богатства страны.

Предварительная оценка научного капитала и перспектив его роста осуществлена нами, исходя из предположения, что фундаментальные знания накапливаются без выбытия, время жизни результатов прикладных исследований и разработок определяется показателем выбытия 10-12%, а средний срок жизни объектов капитального строительства в науке составляет 40 лет (показатель выбытия порядка 5%).

При проведении расчетов основную сложность представляла оценка ВВП и расходов на науку в России за длительный период времени. Так как ретроспективных статистических данных по этим показателям не существует, то использовались ориентировочные оценки по данным о национальном доходе и валовом общественном продукте СССР. Прогноз соответствующих показателей осуществлен по ретроспективным данным о ВВП и общих затратах на науку (внутренние текущие и капитальные затраты на НИОКР) с помощью специально разработанных моделей5

Предполагается, что доля капитальных затрат во внутренних затратах на науку, которая значительно уменьшилась после 1990 г., к середине прогнозируемого периода повысится до среднего значения для ретроспективного периода. Принято также, что доля расходов на фундаментальные исследования во внутренних текущих затратах на науку 1990 г. в СССР и России около 10%; на начальных этапах переходного периода она возросла и до 2000 г. будет поддерживаться на уровне 1995 г. (16%), а затем снизится до 12%.

Моделирование проводилось для двух сценариев изменения расходов на НИОКР относительно ВВП:

1. Средний вариант финансирования науки, ориентированный на сохранение имевших место в 1992-1997 гг. тенденций выделения бюджетных ассигнований на науку, с постепенным ростом расходов на НИОКР относительно ВВП после 2000 г. до 2% в 2020 г.;

2. Оптимистический вариант, соответствующий повышению доли бюджетного финансирования науки в 1998-2000 гг. до уровня, предусмотренного законом РФ о науке и государственной научно-технической политике, с последующим увеличением расходов на НИОКР относительно ВВП до 2,5% в 2010 - 2020 гг., что соответствует уровню наиболее развитых стран.

К началу 1990 гг. научный капитал достиг примерно 173 млрд. долл. США в ценах 1990 г. (что равнялось 28 % ВВП России). Однако к 1997 г. он сократился на 35-40%. Таким образом, денежная оценка потерь научного потенциала страны в течение переходного периода составляет, как минимум, 60-70 млрд. долл.

Как показывают результаты моделирования, резкое сокращение расходов на науку в период проведения реформ, отягощенное экономическим кризисом, привело к появлению долгосрочной тенденции спада научного капитала. Преодолеть действие этой тенденции удастся в лучшем случае лишь после 2003-2007 гг., когда, по-видимому, будет пройден минимальный уровень данного показателя.

Сохранение существующей практики выделения ассигнований на НИОКР не позволит достичь уровня научного капитала, накопленного в России к 1990 г., ранее, чем в 2020 г., т.е. в этом случае спад относительно уровня 1990 г. будет преодолен примерно за 25 лет (см. табл.3). Учитывая мультипликативное воздействие ожидаемого сокращения численности занятых исследованиями и разработками, можно предположить, что при несоблюдении уровня финансирования науки, предусмотренного Законом РФ о науке, вероятность необратимого разрушения научного потенциала России чрезвычайно велика.

Таблица 3

Прогнозные оценки научного капитала России и его возможных потерь (результаты моделирования)*).

Годы

Вариант 1

Вариант 2

Разница между объемами научного капитала для вариантов 2 и 1, млрд. долл.

Отношение затрат на НИОКР к ВВП, %:

Динамика научного капитала России , млрд. долл. в ценах 1990 г.

Отношение затрат на НИОКР к ВВП, %:

Динамика научного капитала России , млрд. долл. в ценах 1990 г.

1950

0,99

0,6

0,99

0,6

-

1960

1,77

11,8

1,77

11,8

-

1970

2,49

41,9

2,49

41,9

-

1980

3,00

99,7

3,00

99,7

-

1990

2,89

173,4

2,89

173,4

-

1995

0,75

135,5

0,75

135,5

-

1996

0,86

128,9

0,86

128,9

-

2000

0,88

109,1

1,60

115,5

6,4

2005

1,20

100,1

2,10

119,6

19,5

2010

1,60

110,2

2,50

144,3

34,0

2015

1,80

134,9

2,50

179,9

44,9

2020

2,00

173,3

2,50

224,7

51,4

* ) Вариант 1 - сохранение тенденций финансирования науки в 1992-1997гг.
и последующее повышение отношения затрат на НИОКР к ВВП до 2 % в 2020 г.;
вариант 2- повышение доли финансирования науки до уровня, предусмотренного
Законом РФ о науке .

Проблема преемственности научных знаний

Максимальный прирост, численности занятых в науке и научном обслуживании и аспирантов пришелся в СССР на 1961 - 1965 гг. (прирост на 809 тыс. чел.), а выпуск специалистов ВУЗами был наибольшим в 1965-1970 гг. (прирост на 227 тыс. чел. И в последующие годы численность занятых в науке и научном обслуживании росла быстрее, чем выпуск вузов). Очевидно, естественное выбытие ученых и специалистов, приступивших к работе в годы наибольшего расширения сферы НИОКР, которое ожидается уже в ближайшие годы, будет чрезвычайно сложно скомпенсировать даже с учетом двукратного сокращения научных кадров по сравнению с 1990 г.

Как уже отмечалось, серьезной проблемой является ухудшение возрастной структуры персонала НИОКР. Нарушились связи между поколениями, обеспечивавшие преемственность знаний. Уже в начале 1995 г. 66,8% исследователей в сфере НИОКР относились к возрастной группе "40 лет и старше", при этом в научно-исследовательских организациях в эту возрастную группу входило 68%, а на опытных заводах - 70,8% исследователей (к сожалению, позже Госкомстат РФ не проводил оценок этого важнейшего для переходного периода показателя) необходимо также учитывать ежегодный выезд по контрактам на работу за границу ученых высшей и высокой квалификации (по различным оценкам он может составлять до 10-15 тысяч человек в год.

Как показывают ориентировочные расчеты, без притока молодежи средний возраст специалистов составит к 2005-2007 гг. примерно 60 лет, а для высококвалифицированных специалистов станет еще выше.

Если до 1992 г. для ускорения ротации научных кадров было необходимо стимулирование перехода научных работников и инженеров из науки и научного обслуживания в другие отрасли, то в настоящее время требуется создание стимулов двух типов:

* во-первых, для обеспечения притока молодежи, вовлечения в науку не только специалистов с высшим образованием, но и наиболее способных учащихся высшей средней школы;

* во-вторых, для максимально возможного продления периода работы ученых и специалистов старших возрастных групп с целью компенсации низкого удельного веса научных кадров в возрасте до 40 лет (как показывают отдельные обследования, в этом возрасте в науке остаются преимущественно женщины, имеющие достаточно хорошо обеспеченных мужей).

Анализ показывает также, что из-за значительного снижения ассигнований на науку и отсутствия спроса на научные достижения со стороны экономики в настоящее время образовался значительный разрыв в цепочке: "система среднего и высшего образования - аспирантура - подготовка научных кадров высшей квалификации".

Несмотря на то, что число студентов в ВУЗах России в расчете на 100000 человек населения остается относительно стабильным, а численность аспирантов по отношению к численности студентов ВУЗов, благодаря определенным мерам со стороны государства (в первую очередь - освобождению аспирантов от службы в армии) превысила максимальный уровень этого показателя в СССР, в системе подготовки научных кадров происходят неблагоприятные качественные изменения. К 1996 г. доля аспирантов, обучавшихся в НИИ, снизилась до 18%, а обучавшихся в ВУЗах - поднялась до 82%, ( в дореформенной России в НИИ обучалось примерно 40% аспирантов). Резко возросла доля обучающихся с отрывом от производства (в НИИ - с 40% в 1990 г. до 59% в 1996 г., в вузах соответственно с 63% до 69%).

При этом следует учитывать, что престиж научного труда резко падает даже среди аспирантов. Так, по данным специально проведенного обследования 30% аспирантов не собираются оставаться в науке после окончания аспирантуры, причем лишь 18,6% аспирантов намереваются в будущем готовить и защищать докторскую диссертацию.

Относительный рост заработной платы научных работников и другие меры позволили бы несколько улучшить ситуацию. Однако даже при оптимистическом сценарии (среднегодовой темп прироста зарплаты исследователей выше аналогичного показателя для рабочих и служащих в экономике в целом на 15-20%), ежегодный чистый приток в науку составит не более 40 тыс. молодых специалистов6

Если сложившийся в настоящее время подход к финансированию науки сохранится, то уже в ближайшие годы представителям старшего поколения ученых практически некому будет передавать свой опыт. Уход специалистов старших возрастных когорт, приступивших к работе в 1950-е и начале 1960-х гг., и даже в начале 1970-х гг., может оказаться роковым для отечественной науки и техники, так как именно с ними связаны достижения фундаментальной науки и успехи в разработке и развитии высоких технологий (ракетно-космическая техника, авиация, радиотехника и др.).

Пока проблема сохранения преемственности российской науки остается открытой. Для её решения в условиях нехватки финансовых ресурсов необходима разработка четких приоритетов структурной политики и соответствующих им приоритетов научно-технического развития.

Сохранение и развитие российской науки в долгосрочной перспективе

Что делать? При ответе на этот вопрос хочется, прежде всего, напомнить слова В.И. Вернадского: "Задачей является не государственная организация науки, а государственная помощь научному творчеству нации".

В настоящее время особенно необходимо понимание того, что наука России - ее национальное богатство, основной фактор экономического роста страны. Потери научного потенциала нельзя будет быстро скомпенсировать из-за большой инерционности передачи знаний от старшего поколения младшему.

Очевидно, при разработке мероприятий по сохранению и реформированию науки России нужно в первую очередь учитывать долгосрочные особенности развития научного потенциала. Необходима разработка долгосрочной концепции развития российской науки на период до 2015-2020 гг. (к сожалению, долгосрочные перспективы развития практически не были учтены при разработке Концепции реформирования российской науки на период 1998-2000 годов)7.

Следует учитывать, что принципы выбора и реализации приоритетов развития науки при экономическом спаде, снижении спроса на результаты НИОКР и сокращении финансирования должны в корне отличаться от тех, которые используются при стабильном развитии экономики. В условиях значительного экономического и политического кризиса, приведшего, как это имеет место в России, к многократному сокращению расходов на науку, основной становится задача выживания, сохранения накопленного научного потенциала. Но и в этот переходный период выбор и реализация приоритетов возможны только тогда, когда у правительства имеются четкие долгосрочные цели социально-экономического развития страны, разработана оборонительная концепция и соответственно выработана научно-техническая политика.

Как показывает анализ развития науки во многих странах, в том числе в бывшем СССР, в приоритетные направления обычно направляется прирост ассигнований на науку. Финансирование же направлений, не относящихся к приоритетным, поддерживается, как правило, примерно на постоянном уровне.

Очевидно, даже при сокращении ВВП следует стремиться к управлению, основанному на изменении не абсолютных объемов, а удельных весов выделяемых финансовых ресурсов в зависимости от степени приоритетности направлений.

Для сохранения и стимулирования развития сферы НИОКР в период перехода к новой экономической системе необходимо поддержание максимально возможного спроса на научную продукцию со стороны государства. При этом следует обеспечить увеличение доли НИОКР в ассигнованиях, выделяемых на цели обороны.

При разработке научно-технической политики нужно учитывать, что малый бизнес является лишь дополнительным источником спроса на научные достижения. Основная составляющая спроса, по нашим оценкам, около 75% приходится на крупные предприятия, главным образом, в наукоемком секторе экономики. Например, в США на крупные компании с численностью занятых свыше 10000 человек приходится 77,9% отраслевых и федеральных расходов на науку в промышленности, в том числе на компании с численностью занятых более 25000 человек - 67,6%.

В условиях переходного периода необходимы будут, очевидно, еще в течение 5-7 лет значительные государственные ассигнования не только фундаментальной, но и отраслевой науке при сохранении государственной поддержки фундаментальных исследований. Перевод отраслевой науки на самофинансирование при практически полном сокращении бюджетных ассигнований приведет к разрушению большинства отраслевых научно-исследовательских организаций.

На наш взгляд, для поддержки науки следует разработать механизм целевого (на развитие сферы НИОКР) налогообложения финансово-кредитных организаций (банков, страховых компаний, инвестиционных фондов и т.д.) и предприятий сферы услуг. Целесообразно разработать механизм льготного, с предоставлением гарантий со стороны государства, кредитования коммерческими банками научно-исследовательских организаций, а также предприятий промышленности, осваивающих новые образцы техники и технологии.

Как уже говорилось выше, абсолютно необходимо серьезное повышение оплаты труда в науке. Не надо закрывать глаза на то, что низкая заработная плата воспринимается в массовом сознании как свидетельство низкого престижа, что не может не сказаться на жизненных планах подрастающего поколения. Наконец, задачей первостепенной важности является обеспечение ученых, специалистов, аспирантов и студентов современной научной литературой и периодическими изданиями как отечественными, так и зарубежными. С начала проведения экономических реформ практически почти прекратилось издание специальной литературы по основным научным направлениям и техническим дисциплинам. Иссяк поток зарубежных изданий в библиотеки. Дефицит научной и технической информации в условиях ускоренного развития информационных технологий во всем мире ведет к усилению научного и технологического отставания России, тем более, что он в равной степени затрагивает и сферу специального образования. Необходимо также переоснащение ведущих научных библиотек наиболее крупных городов страны с объединением их в сеть с использованием новейших информационных технологий.

Разработка и реализация новых путей и методов стимулирования развития научного потенциала, безусловно, необходимы, но это не означает пренебрежения теми управленческими мероприятиями, основной целью которых является не реформирование, а максимально возможное сохранение научного потенциала и обеспечение преемственности.

Требуются, в частности, специальные законодательные акты, предусматривающие дополнительные ассигнования на науку в наукоемких городах и регионах (в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Новосибирске и др.) за счет местных бюджетов, в том числе путем целевого налогообложения, о котором уже говорилось. Помимо бюджетных ассигнований и субсидий, должны использоваться также и такие меры как полное освобождение от налогообложения части прибыли организаций-заказчиков в размере выделяемой ими суммы для проведения НИОКР, освобождение научных организаций от НДС на научную продукцию, значительное (в 2-3 и более раза) снижение для них тарифов на электроэнергию и тепло в пределах заранее установленных лимитов, полное освобождение от уплаты импортных таможенных пошлин на оборудование и материалы научно-исследовательского назначения и т.д.

Государство должно установить важнейшие нормативы для научной сферы и строго их соблюдать. Важнейшими нормативами следует считать:

* долю общих затрат на науку относительно ВВП ( она должна быть не ниже 1,5%, что примерно соответствует уровню 4% от расходов федерального бюджета);

* соотношение заработной платы занятых в науке и научном обслуживании и в экономике в целом (не ниже 1,25:1);

* долю занятых исследованиями и разработками (в ближайшие 3-5 лет она должна поддерживаться на уровне 0,6-0,65% и в середине следующего десятилетия не опускаться ниже 0,55-0,60%).

Последний норматив особенно важен с точки зрения обеспечения преемственности научных знаний и компенсации разрыва между поколениями ученых. Целесообразно также предоставление возможности для плодотворной работы ученым без ограничений по возрасту с установлением ежемесячной надбавки за выслугу лет к должностному окладу в зависимости от стажа работы (до 40-50% при стаже свыше 35-40 лет), введение ряда льгот для молодежи, в том числе освобождение от призыва на военную службу выпускников вузов, поступающих в НИИ и КБ, ведущих работы по приоритетным направлениям науки и техники.

В свете всего вышесказанного необходима, по нашему мнению, разработка федеральной целевой программы "Сохранение и стимулирование развития науки России" с выделением в ее составе важнейшей подпрограммы "Обеспечение преемственности в российской науке".

ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ОБЛИК РОССИИ

Безальтернативной основой политики обретения Россией высокого статуса в мировом экономическом сообществе является управление научно-техническим прогрессом и создание совместимой с развитыми странами технологической среды. Безусловно, нужно продолжать развивать рыночные механизмы управления экономикой, проводить соответствующие институциональные преобразования. Но это еще не решает вопроса о достойной перспективе для России.

Приоритеты России - базовые макротехнологии.

На долю семи высокоразвитых стран (из примерно полутора сотен стран с экономикой рыночного типа) приходится около 80-90% всей наукоемкой продукции и практически весь ее экспорт. У России - только 0.3%.

Семь высокоразвитых стран владеют 46-ю из 50-ти макротехнологий, которые обеспечивают конкурентное производство, а остальной мир 3-4 макротехнологиями технологиями.

Макротехнология - совокупность всех технологических процессов. (НИР, ОКР, подготовка производства, производство, сбыт и сервисная поддержка проекта) по созданию определенного вида продукции с заданными параметрами.

Экономическое "чудо" Сингапура, Тайваня, Гонконга произошло в первую очередь из-за того, что "сильные мира сего" имплантировали в эти страны по 1-2 макротехнологии. Сингапур владеет всего лишь одной макротехнологией - микроэлектроникой - и имеет от нее оборот 6,8 млрд. долл. в год.

Важнейшим фактором научно-технического лидерства является сформировавшаяся в странах "семерки" система финансирования НИОКР отраслей, связанных с современными макротехнологиями. Следует отметить, что за последние годы, например в США, произошли существенные изменения в политике финансирования НИОКР.

На первый план выдвинулись экономические приоритеты: экономический рост, производительность труда, применение передовых научных знаний по всему спектру промышленных технологий, включая и традиционные. Таким образом, администрация Клинтона осуществила своеобразный структурный сдвиг затрат на прикладные и фундаментальные НИОКР. Основная задача федерального бюджета США с начала 90-х годов - резкое усиление связи науки и техники, повышение степени "приложимости" фундаментальных научных знаний, усиление отдачи почти от всех видов расходов. Резко возросли федеральные инвестиции в высокоокупаемые прикладные исследования и разработки с упором на новые технологии, способные породить новые производства и перестроить существующие; всемерного укрепления сотрудничества государства и частного бизнеса. Усилены стимулы для активного привлечения частных инвестиций в НИОКР, включая использования налогового кредита на НИОКР, налоговую скидку на прирост стоимости капитала предприятия (если такой прирост вызван техническим совершенствованием производства).

В бюджете США около 16% общих расходов на науку идет на финансирование фундаментальных исследований, 22% на прикладные, остальное на разработки. Видимо экономический рост США в последние годы на уровне 3.7% в год (такого роста не было во времена президентства Рейгана и Буша) связан в существенной степени - с указанной более прагматической политикой в области финансирования НИОКР.

Надо отметить, что Европа и Япония на этот путь встали на 8-10 лет раньше США, что во многом объясняет их часто большую конкурентность на рынке наукоемкой продукции и услуг.

Исходя из наличия в России наличия огромных мощностей в области машиностроения и металлообработки (включая и предприятия ВПК), наличия сырьевой базы и высококвалифицированных кадров (особенно в сфере науки и образования), а также учитывая геополитические интересы России, можно сформулировать ряд национальных приоритетов России в области макротехнологий.

Из 46 макротехнологий, которыми обладают 7 высокоразвитых стран, на долю США приходится 20-22, по которым они или разделяют, или держат лидерство Германия 8-10 макротехнологий, Япония 7, Англия и Франция 3-5, Швеция, Норвегия, Италия, Швейцария по 1-2. Россия на период до 2025 г. могла бы поставить задачу приоритетного развития по 12-16 макротехнологиям! Причем до 2010 года основными макротехнологиями могли бы быть 6-7, по которым наш суммарный уровень знаний сегодня приближается к мировому, если не превосходит его (авиация, космос, ядерная энергетика, судостроение, спецметаллургия и энергетическое машиностроение).

Если нам удастся указанные макротехнологии сделать конкурентными, то, по ориентировочным расчетам, Россия на рынке наукоемкой продукции способна подняться с 0.3% до 10-12%, а это только по экспорту дало бы до 140-180 млрд. долл. в год. Ясно, что за рынок наукоемкой продукции надо "биться", его просто так никто не отдаст. Ключевыми факторами успеха здесь будут конкурентное качество, конкурентная цена, соответствующее сервисное обеспечение продукта и услуг.

При реализации указанной политики будет обеспечен социальный спрос на науку и образование. Благодаря увеличению доли наукоемкой продукции увеличится доля оплаты труда в стоимости товара, что повысит платежеспособный спрос внутри страны и создаст конъюнктуру для других отраслей промышленности. Учитывая, что на первом этапе в России платежеспособный спрос на наукоемкую продукцию будет невелик, необходимо ориентировать значительную часть этой продукции на экспорт.

В рамках научного обоснования указанных целей необходимо решить сложный комплекс проблем. Во-первых, провести анализ состояния дел в России по макротехнологиям. Во-вторых, наметить основные программы по их развитию. В-третьих, оценить экономические результаты осуществления этих программ. В качестве результирующего итога может быть сформирован технологический портрет России в динамике до 2025 года.

Критические технологии

Речь идет о технологиях, потеря или отсутствие которых не дает возможности реализовать макротехнологию.

Например, макротехнологии в авиации - комплекс около 600 технологий. При создании первого в России широкофюзеляжного самолета ИЛ - 80 потребовалось заново создать 173 технологии, СУ-27 и Миг - 29 - около 80 - 90 технологий. Диапазон технологий, образующих макротехнологию, весьма различен в разных сферах. При производстве космического самолета "Буран" - задействовано более 1600 технологий, а современный станок с ЧПУ требует при его создании 12 - 18 новых технологий.

В настоящее время существует несколько подходов к формированию критических технологий.

Во Франции и вообще в Европе преобладает подход к формированию ключевых критических технологий снизу, путем опроса научных фирм и ведущих научных организаций какие технологии будут играть ведущую роль во французской промышленности в последующие 5-10 лет. Эта информация обеспечивает базу для формирования приоритетов, по которым государство оказывает поддержку предприятиям.

В Японии принцип формирования критических технологий иной, в основу кладется прогноз новой продукции 21 века, обеспечивающей выход на новые рубежи технологического прогресса

По-видимому, наиболее приемлемым для России является комбинированный подход с учетом французского и японского опыта.

Французский путь формирования ключевых направлений "снизу" эффективен тогда, когда есть устойчивая ниша на рынке наукоемкой продукции, и государству достаточно помогать предприятиям удерживать эту нишу, поддерживая их технологическую базу.

В России, на сегодняшний день, такого устойчивого внешнего и внутреннего рынка наукоемкой продукции нет, за исключением 2-3 направлений (авиакосмическая промышленность, ядерная энергетика и спецметаллургия), поэтому японский подход нам ближе. Мы должны вначале определить конкурентные виды продукции, а под них уже формировать перечень критических технологий.

Исходя из сказанного, можно очертить механизм формирования критических технологий России четырех уровней. Технологии первого и второго уровней формируются "сверху" правительством и Министерством науки и технологий, а третьего и четвертого "снизу", от предприятий и отраслевых департаментов.

Перечень критических технологий федерального уровня представлен в табл. 1.

Целевые комплексные программы

Опыт СССР, США, Японии и Западной Европы показывает, что в тех случаях, когда необходимы крупные "прорывные" решения, единственным способом их реализации становится программно-целевой подход.

У России сейчас именно такая ситуация. Нам необходим прорыв в международный рынок наукоемкой продукции, что одновременно защитит и внутренний рынок от его оккупации западными фирмами и остановит процесс деградации интеллектуального и производственного потенциала.

Сегодня ясно, что это под силу только государству. Ни одна, даже очень крупная, компания не в состоянии самостоятельно выйти на внешний рынок наукоемкой продукции и закрепиться на нем, так как нужно постоянно обновлять продукцию и нести значительные затраты на сеть сервисного обслуживания.

Один из наиболее ярких примеров - программа разработки истребителя СУ-27 (развернутая в 70-х годах). Сейчас от продаж СУ-27 страна получает более 1,5 млрд. долл. ежегодно. Но, чтобы удержаться на рынке, ОКБ им. Сухого должно создавать новый самолет. Нужна новая целевая комплексная программа "Истребитель 21 века", а это стоит таких больших денег, какие может дать только государство.

Набор всех проблемно-ориентированных программ по отраслям, а затем их сводка позволят сформулировать перечень межотраслевых критических технологий федерального уровня. Их разработки - задача для Академии Наук и отраслевых НИИ.

Таким образом, формируется план управления научно-техническим прогрессом в стране, обеспечивается адресность финансирования фундаментальных исследований и НИОКР из госбюджетных средств.

1 В дальнейшем изложении использованы материалы сборника статей "Наука России: показатели, долгосрочные тенденции, сохранение и стимулирование развития" ( Серия: Проблемы технологической безопасности России. Выпуск 2). - М.: ЦЭМИ РАН, Фонд стратегических приоритетов, 1997, с которыми были ознакомлены разработчики Концепции реформирования российской науки на период 1998-2000 годов.

2 См. Варшавский А.Е., Клебанер В.С., Мирабян Л.М., Железнякова Л.Г. Характеристика и прогноз развития науки и технологий в России (анализ экспертных оценок). М.: ЦЭМИ РАН, Фонд стратегических приоритетов, 1994.

3 Варшавский А.Е. Развитие наукоемких отраслей и эффективность науки // Экономика и математические методы. 1989. Том XXV , вып. 3.

4 Ваганов А. Этапы научно-технического регресса// НГ- наука (ежемесячное приложение к "Независимой газете"), июнь 1998, № 6.

5 Методика оценки научного капитала во многом аналогична использовавшейся нами для оценки военного капитала, (см.Варшавский А. Определение уровня расходов на оборону России с учетом фактора стабильности (макроэкономическая оценка) // Вопросы экономики. 1996, № 11).

6 Варшавский Л.Е. Моделирование динамики численности научных кадров России в период перехода к рынку// Наука России: показатели, долгосрочные тенденции, сохранение и стимулирование развития. Серия: Проблемы технологической безопасности Росси. Вып. 2, М.: ЦЭМИ РАН, Фонд стратегических приоритетов, 1997.

7 Концепция реформирования российской науки на период 1998-2000 годов. Российская газета, 3 июня, 1998.



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено