РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ







раздел "Статьи отечественных экономистов"

НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА РОССИИ

Станислав МЕНЬШИКОВ

ЧТО СТОИТ ЗА ПРОГРАММОЙ ГРЕФА.
Она может вызвать несварение в экономике

Программа долгосрочного развития российской экономики, подготовленная Центром стратегических исследований и окрещенная по имени нового министра экономики и торговли "программой Грефа", находится в стадии практического рассмотрения в правительстве РФ. Многие ее аспекты уже вызвали недовольство со стороны премьера Михаила Касьянова, а также возражения различных министерств и ведомств, Центрального банка, особенно в той части, в какой она касается их конкретных интересов.

Но больше всего сомнений вызывает то, может ли она реально стать официальной государственной программой или нет. Дело в том, что ее весьма объемистый текст, занимающий более 600 страниц (без статистического приложения) это самая общая декларация относительно реформ и экономической политики, которую предполагается, проводить в предстоящем десятилетии. По многим важнейшим вопросам в ней отсутствуют конкретные детали действий и сроки осуществления мероприятий. Поэтому многие специалисты не считают ее практической программой действий, а Касьянов справедливо потребовал, чтобы именно такая (более краткая) программа была четко сформулирована на ближайшие месяцы. Требование закономерное, но тут есть два "но". Во-первых, в сокращенном виде программа выглядит не менее декларативно. Во-вторых, ее неолиберальная направленность становится более ярко выраженной в ущерб более сбалансированного подхода.

В развернутой программе при всей ее декларативности есть и позитивная сторона. Дело в том, что после злополучной "Программы 500 дней" (Шаталина-Явлинского), выработанной еще в предпоследний год правления Горбачева, которая так и не была принята и не претворялась в жизнь, никакая другая систематизированная и всесторонняя декларация реформ и экономической политики правительства так и не была сформулирована и не представлена на суд общественности. По этой причине большинство реформ и политических акций, изображаемых как элементы пресловутого "Вашингтонского консенсуса", фактически осуществлялись как спорадические, плохо пригнанные друг к другу чрезвычайные меры, что повергло нашу экономику в плачевное состояние. Иного результата от такого "ковыряния в тумане" и не могло быть . В отличие от этого программа Грефа, несмотря на ее общий и по большей части декларативный характер все же является последовательной систематической сводкой замышляемой экономической стратегии. Она все же формулирует, в каком направлении Греф и Ко. предлагают "ковырять" дальше.

Программа построена на концепции, претендующей на достижение "золотой середины" между крайним либерализмом и примитивным монетаризмом в духе прежнего импортного "Вашингтонского консенсуса", с одной стороны, и активным государственным регулированием, на чем настаивает большинство общества, с другой. Это было бы и неплохо, если бы при ближайшем рассмотрении в ней не было сильного крена в сторону сужения сферы активного участия государства в экономической деятельности. Иначе говоря, речь идет о замене нынешнего криминального "грабительского капитализма" с его господством олигархов и теневой экономикой "капитализмом с человеческим лицом", правда скорее в его американском варианте, нежели в духе западноевропейской социал-демократической модели, которая. по мнению, многих специалистов, больше подходит к условиям России. Это, разумеется, наводит на грустные размышления, т.к. несоответствие национальным особенностям может принести больше вреда, чем пользы.

Есть в программе и положительная сторона. Открыто признается, что капиталистические в своей основе реформы должны осуществляться постепенно и что шоковая терапия к нашим условиям не подходит. Это бесспорный шаг вперед по сравнению с деструктивной практикой "неолиберального большевизма" в духе Гайдара -- Чубайса. Но скорее на словах. На деле же возникают серьезные сомнения в том, что при осуществлении программы будет именно так.

Дело в том, что из-за ее весьма общего характера программа может быть легко повернута в любую сторону, в том числе и в сторону шоковой терапии. Вот, например, перечень первоочередных мер на ближайшие полтора года, который одна из наших "деловых" (принадлежащих олигархам) газет извлекла из программы Грефа. Среди этих мер (помимо уже проводимой в жизнь новой налоговой реформы) выделены: реструктуризация (т.е. частичное разрушение) естественных монополий "Газпрома" и "РАО ЕЭС", облегчение практики отключения потребителей и предприятий-неплательщиков от электроэнергии, повышение стоимости проезда пассажиров на железных дорогах, создание рынка земли и зданий, сокращение сферы государственного вмешательства в дела бизнеса, снижение ввозных пошлин на импортные товары. В перечне отсутствует упоминание о предпринимаемом правительством повышении заработной платы и пенсий, о перестройке и модернизации оборонно-промышленного комплекса, о защите отечественного производителя от иностранной конкуренции и мерах по повышению их конкурентоспособности. Все эти неотложные мероприятия упоминаются в программе Грефа, но не в приоритетах российского "большого бизнеса". Если эти приоритеты станут основой практической программы правительства, то уклон в сторону либерализма и частичной шоковой терапии станет еще более сильным.

В ту же сторону тянет и раздел программы, посвященный макроэкономической политике. Ее провозглашаемая цель - стимулировать долговременный рост экономики. Но здесь не найти общеизвестный метод поощрения роста производства (ВВП) посредством общепризнанного кейнсовского мультипликатора государственных расходов. Единственным и безальтернативным способом ускорения роста объявляется следование догме сбалансированного бюджета, селективное снижение налоговых ставок, кредитно-денежные методы (т.е. снижение ставок ссудного процента). Таким образом, налицо основы "рейганомики", но только без ее важнейшего компонента - роста военных расходов. Почему именно рейганомика, лишенная кейнсовских стимуляторов, должна способствовать ускоренному росту экономики России с ее специфическими условиями и проблемами, одному Богу известно. Но главное не это.

Настаивать на том, что именно курс на сбалансированный бюджет является приоритетом на ближайшие десять лет выглядит абсурдно, поскольку эта цель уже достигнута в 2000 году. Чтобы избежать упреков в абсурде, программа настаивает на концепции т.н. "реального бюджета", который сопоставлял бы все финансовые обязательства государства, в том числе такие, по которым государство ныне не платит, с потенциальными финансовыми ресурсами - налогами и новыми заимствованиями. На этой основе программа обнаруживает некий "реальный" дефицит, равный 18 процентам ВВП и делает "логический" вывод: надо и дальше сокращать госрасходы, прежде всего в социальной сфере. Но спрашивается: если чрезмерные обязательства уже успешно урезаны ради бюджетного баланса, то зачем их дальше сокращать? Не достаточно ли для этого изменить саму структуру госрасходов, не сокращая их общего объема, но оптимизируя в интересах ускорения роста экономики? На эти закономерные вопросы ответа в программе нет.

Создается впечатление, что рассуждения о "реальном бюджете" это софистический прием с целью оправдать проведение экстра- жесткой бюджетной политики. Но если Россия действительно выйдет на 5-процентный рост ВВП, обещанный программой, то доходы государства будут увеличиваться таким же, если не большим темпом. Поэтому и не прибегая к экстра- жесткой фискальной политики можно приращивать госрасходы без угрозы возникновения бюджетного дефицита. Скорее всего при таком росте возникнет даже общий профицит, который может быть использован как для увеличения госрасходов ради удовлетворения неотложных общенациональных нужд, так и для дальнейшего понижения налогов, если эти нужды окажутся удовлетворенными. Необходимости в сокращении госрасходов при этом и не возникнет. Более того, их уменьшение привело бы к сокращению общего спроса и к замедлению темпов роста экономики в целом.

К сожалению, большинство правительственных ведомств не интересуются макрополитикой, которая отдана на откуп министерствам экономики и финансов, где доминируют сам Греф и его союзники. Отсюда реальная угроза того, что правительство и общество в целом проглотят блюдо сомнительного качества, изготовленное на либеральной кухне. Подобные блюда обычно вызывают несварение как у людей, так и в экономике. Кому на пользу это на пользу, судите сами.


Обсудить на форуме


Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц против российских либералов и МВФ




РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено