РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






Поблемы теории и практики управления 2/98

Альтернативы экономического реформирования


Проблема выбора стратегии на XXI век

ЛЕОНИД АБАЛКИН
действительный член Российской академии наук,
директор Института экономики РАН


• Анализ перспектив экономического развития целесообразно строить на многовариантных, масштабных и глобальных подходах
• В России пока отсутствует стратегия экономического и общественного развития
• Стратегия должна быть четко сформулирована и поддерживаться большинством населения страны

Проблемы развития России в ХХ в. относятся к новому классу научных вопросов, которые требуют во многом иных подходов и методов исследования по сравнению с тем, что применялось. Иными словами, это нестандартная задача, требующая нового мышления.


Методология анализа перспектив
и альтернатив развития


При определении исходных принципов прогностического анализа можно выделить три главных момента.

Первый связан с тем, что анализ столь широкой темы может быть успешно осуществлен только на основе так называемой теории социальных альтернатив . Суть ее в том, что общественное развитие в принципе многовариантно. Это соответствует общим принципам эволюции развития, в соответствии с которыми нет заданной целевой установки, а всегда существует веер возможных вариантов. Из многочисленных примеров истории видно, что она могла бы пойти иначе при наличии тех или иных условий, объективных и субъективных обстоятельств.

Более того, надо учитывать и то обстоятельство, что в целом общественное развитие идет не по пути унификации, упрощения, однообразия, а по пути нарастания многообразия, многоликости как в социально-экономической, так и в других сферах общественной жизни, по пути усложнения самих структур.

Очень важно, что это не так просто освоить, потому что нам во многом мешает предшествующий исторический опыт. Мы часто смешиваем эти подходы. Ведь прошлое безвариантно, его уже поздно и невозможно менять, оно уже свершилось. Но его можно и нужно переосмысливать, имея в виду, что это только реализация одного из возможных вариантов развития. Значит, остальные альтернативные варианты остались как нереализованные потенции, как нереализованные факторы. Это выдвигает чрезвычайно сложную, уникальную проблему выбора общественного и экономического пути развития. Если возможны разные варианты, то возникает вопрос выбора.

Второе соображение по определению перспектив развития состоит в том, что анализ проблем такого класса требует совершенно нового уровня мышления, способности мыслить масштабами поколений, а не текущими событиями. Причем оценки и выводы, получаемые при расширении горизонтов мышления, принципиально отличаются от оценок, которые вы делаете, ограничивая горизонт, скажем, проблемами года.

Это вовсе не уход от злобы дня, от наболевших вопросов, а способность к обобщению и осмыслению факторов, процессов и тенденций, измеряемых совершенно иными масштабами и временем.

Третье требование при прогностическом анализе - это необходимость учета процессов глобализации всей социально-экономической жизни. Понять проблемы России можно только в рамках глобальных тенденций общемирового развития на рубеже веков и тысячелетий, с учетом как возможного влияния глобальных факторов на процессы, происходящие в России, так и обратного влияния российских факторов на общемировые тенденции. Попытки изолированного рассмотрения темы «Россия в ХХ I веке» в рамках национальной государственной исключительности ненаучны и не могут дать реальных результатов.


Особенности и ограничения
при выработке и выборе стратегии


Выбор модели социально-экономической стратегии - это всегда сознательный волевой акт. И он не может быть иным. Именно в этом смысле научный выбор принципиально отличается от моделей «самотека», от упования на некие силы, которые сами по себе могут привести к тому или иному результату.

При этом нужно сказать достаточно определенно, что надежды на всесилие «невидимой руки рынка», упование на «Божий промысел», надежда на «русский авось» в теоретическом и методологическом плане не отличаются друг от друга. Это одна и та же «методология» - упование на самотек, на действие неких сил, которые сами по себе за нас решат назревшие проблемы.

Вопрос выбора, вытекающий из теории социальных альтернатив, выбора из возможных вариантов принципиально отличается от концепции упования на самотек. Причем когда говорится о выборе , речь идет о выборе траекторий движения с ясным и четким представлением его конечных целей в системе приоритетов, этапов развития, обеспечивающих это развитие механизмов. На мой взгляд, измеряемой такими требованиями и масштабами стратегии экономического, общественного развития у нас пока нет.

Поэтому одной из первостепенных задач является разработка продуманной, взвешенной и долговременной стратегии социально-экономических преобразований в России на пороге ХХ в. Похоже, что в последнее время и во властных структурах, и в научном сообществе, включая руководство Российской академии наук, растет понимание необходимости такой стратегии.

Далее . Когда мы говорим о построении целевой модели социально-экономических преобразований и долгосрочных ориентиров развития, то имеются определенные опасности , которые необходимо учитывать. Это опасность сочинения таких стратегий, сочинения очередного варианта светлого будущего для российского общества, когда желаемой цели стремятся придать авторитет реальной программы. Эти опасные тенденции существуют. Надо также учитывать, что когда речь идет о выборе одного из альтернативных вариантов развития, то этот выбор отнюдь не произволен - мы вовсе не полностью в нем свободны. Есть определенные ограничители, часто достаточно мощные, которые всегда надо реалистически оценивать.

Я назвал бы три группы таких ограничителей.

Первая связана с тем, что рассматривая развитие России в рамках мирового сообщества и в условиях глобализации процессов, надо четко отслеживать глобальные тенденции социально-экономического развития человеческой цивилизации на рубеже веков. Важно вписаться в эти преобразования, в действительности происходящие качественные сдвиги в развитии человеческой цивилизации. Они отслеживаются и в исследованиях Института экономики РАН. Мы стремимся выделить такие глобальные тенденции социально-экономических преобразований на рубеже веков.

Вторая группа ограничений касается всей совокупности воспроизводимых условий хозяйственного роста и социально-экономического развития. Мы часто забываем об этом и наши построения далеко уходят от реальности.

Что я имею в виду? Есть ресурсный потенциал, есть потенциал накопленного капитала, производственных мощностей страны, есть трудовой потенциал, есть состояние разведанных ресурсов и т.д. Я проиллюстрирую это на следующем примере. Люди, которые будут работать в России в течение первых сорока лет ХХ в., уже окончили среднюю школу. Значит процесс уже запущен. Это будут трудовые ресурсы России до 2040 г., если сохранится пенсионный возраст.

Этим реальным фактом определится и состояние их здоровья, и тот уровень знаний и нравственных ценностей, которые они вынесли из средней школы. А к 17 годам человек уже сложился в основном, дальше его можно лишь совершенствовать. Эти реальные люди будут работать, а дальше надо думать, как использовать их потенциал, если говорить об инвестиционных фондах и т.д.

Если учитывать состояние износа основных производственных фондов, зданий, сооружений, станков и машин, трубопроводов, проходящих по стране, то нам придется в ближайшие 15 - 20 лет все это менять. И количество металла, которое нужно для того, чтобы заменить все трубопроводы, газопроводы - это вопрос подсчета, его можно сосчитать уже сегодня. А результаты откладывания на несколько лет этих программ можно просчитать через объемы техногенных катастроф, которые будут нас ожидать. И мы связаны этими объемами воспроизводства и должны из этого исходить в своих расчетах.

Что касается состояния разведанных запасов, то мы уже запрограммированы объемами потенциальных ресурсов тоже по крайней мере на ближайшие два десятилетия. А до нового столетия осталось всего два года. Значит, по этим траекториям мы уже действуем в ХХ в. Поэтому при выборе стратегии, при выборе альтернатив все это приходится учитывать.

И, наконец, третье обстоятельство, которое, естественно, ограничивает и ставит определенные рамки для выбора стратегии долговременных программ - это учет исторических традиций страны, особенностей ее населения, его культуры, духовного склада, системы ценностей, которые сложились в обществе. Надо отделаться от иллюзий, что эти факторы можно изменить за два-три года. Не только наш, но и мировой опыт подтверждают, что стереотипы мышления, психологический склад, система духовных ценностей и многое другое складываются многими поколениями, часто веками. Это не меняется по волевым указам в течение короткого периода времени. Поэтому надо видеть все плюсы и минусы нашей человеческой культуры, опираться на ее сильные стороны, добиваться ее совершенствования.


Основное содержание стратегических программ экономического
и общественного развития России


При выборе ориентиров и приоритетов экономической стратегии важно определить отправные целевые установки, понять, что ныне происходит в экономической, общественной жизни с учетом мировых тенденций. Глобальные изменения состоят в том, что сейчас, на рубеже веков, главным фактором общественного развития становится не научно-технический прогресс, а качества человека. Это уже многими признано. Во всяком случае, если выстроить страны по уровню экономического развития, достижениям и результатам, уровню жизни и т.д., то они будут находиться в прямой зависимости, почти со стопроцентной корреляцией, от качества человеческого капитала.

Для его измерения применяются разные показатели, в том числе в программах ООН. Например, уровень образования населения, средняя продолжительность предстоящей жизни, ВНП на душу населения. При этом они сложно комбинируются между собой. По недавно опубликованным данным, оценивающим уровень развития стран в 80-е годы, Советский Союз находился на 20-25-ом месте, т.е. мы выглядели еще более или менее прилично. Мы уступали не столько из-за низкого объема ВНП на душу населения, сколько из-за показателей продолжительности жизни. А США оказывались на 10-ом месте при своем высоком ВНП именно за счет отставания по уровню образования от развитых стран Европы (из-за исключительно низкого уровня образования негров, пуэрториканцев и представителей других национальных групп). Таким образом, данный комплекс показателей представляет очень тонкий инструмент.

В современных условиях приоритеты развития человека, качественных вложений в человеческий потенциал являются отправным фактором общественного прогресса, как он видится в ХХ в. А все остальное - культура производства, уровень производительности труда и другое - являются как бы вторичными по отношению к первостепенному фактору качества человека. Следует ясно понимать, что вложения в образование, науку, культуру и т.д. - это не вычет из общественного блага, а первоначальные вложения в человеческий ресурс. Вложения в эту сферу являются самыми эффективными, если мыслить масштабами поколений.

Многим кажется, что если в 1998 г. будут экономить на школах или на образовании, на ассигнованиях на фундаментальные исследования, чтобы увеличить зарплату чиновникам, то этим можно снизить объем бюджетного дефицита. Да, вы получите некий фискальный результат снижения налоговой нагрузки, размера бюджетного дефицита. Но если вы мыслите масштабами поколений, то должны признать, что сегодняшние затраты на школу, образование, науку, культуру принесут в перспективе самые высокие результаты и окупятся выше, чем все остальное. Это будет означать переориентацию самой стратегии, на первое место в качестве целевого ориентира будет поставлено вложение в развитие человека.

Со стратегией развития человека связано обстоятельство более широкого масштаба - позиции населения страны, массы людей по отношению к проводимым властями мероприятиям. Речь идет о важнейшей проблеме общественной, социальной поддержки народом проводимой властью политики. В последнее время много говорится об инвестициях, финансовых ресурсах и т.д. В Институте экономики мы занялись конкретной темой - бегством капитала. Постоянно и красиво говорится о новых инвестиционных проектах, а деньги уплывают, деньги-то реально уходят. Есть разные объяснения этому, ведутся споры, призывают вернуть назад эти капиталы.

А почему уходят деньги и капитал? Что мешает им остаться в стране? Обычно перечисляется много причин, начиная с налогов и другого. Но практически все признают, что главная причина - это нестабильность политическая, социальная нестабильность в широком понимании, вплоть до опасения того, а вдруг все повернется назад, снова начнут национализировать, изымать, экспроприируют экспроприаторов и т.д. Мы можем что угодно говорить, принимать законы, обещать, что ничего не изменится, но пока наш стратегический курс не будет ясно обозначен и не получит поддержку подавляющего большинства народа, вложений не будет.

Надо решать главный вопрос - о разделяемой и поддерживаемой народом стратегии развития страны. Без этого предварительного условия не будут инвестировать.

Когда говорят, что в стране финансовых ресурсов нет, то это неверно. Мы просто не умеем их использовать. По нашим расчетам, бедное российское население сберегает почти четвертую часть своих доходов. Суммарно это выглядит так: за 7 мес. 1997 г. население сберегло в форме покупки наличной иностранной валюты 190 трлн руб. в тогдашней номинации, или более 30 млрд долл. Если бы эти деньги при нормальной системе были вложены в российские банки и коммерческие ценные бумаги, то они образовали бы огромные инвестиционные ресурсы.

Это не ресурс текущего потребления. Все сбережения населения - инвестиционные ресурсы. Например, 70% банковского капитала Японии составляют денежные сбережения, личные сбережения граждан. Передача личных сбережений этой мощнейшей финансовой империи означает существование между ними прочного доверия. Здесь не нужны ни клятвы, ни даже законы, потому что правовые нормы можно изменить. Важна обстановка надежности и действенности законов, порядка и доверия к ним.

Следовательно, источником и гарантией доверия и поддержки станет такой стратегический процесс преобразований, общественного развития, который проникает в душу, в интересы большинства людей, делает своими сторонниками большую часть населения страны. Тогда процесс экономического, общественного развития станет действительно необратимым.

Я попытаюсь провести аналогию (думаю, что она оправдана) с Великой французской революцией. Провозглашенные ею принципы свободы, равенства и братства создавали ситуацию изменения всего , полной неустойчивости. Да и сама революция поступила со своими лидерами достаточно жестко. Никто, казалось, не мог иметь личных гарантий. Но принципы и механизм общественной жизни, утвержденные Великой французской революцией, наступательно и необратимо шли по всему миру и их нельзя было остановить, потому что за ними стоял интерес массовой поддержки, готовой идти на все, на любые жертвы, но отстоять завоеванное. Этим подтверждалось, что назрело время для данных общественных перемен. Так же примерно утверждались принципы и ценности американского общества, американской культуры, завоеванные в период борьбы за независимость. Обозначился стратегический курс и он неуклонно в целом проявлял себя, независимо от того, какого конкретно изберут президента или произойдут какие-то другие перемены.

Поэтому выход, поворот России на траекторию экономического роста и общественного процветания возможен лишь тогда, когда реформы и все осуществляемые преобразования развернутся лицом к основной массе населения, а не к узкой группе людей, и будут закреплены в четком и твердом стратегическом курсе, одобренном и поддержанном большинством народа. А это требует опять-таки выработки таких установок и направлений стратегии, которые ориентировались бы именно на эти задачи.

И последний вопрос , связанный с глобальными проблемами. Наши исследования показали, что изменения в мире сейчас и в первой половине ХХ в. будут идти по пути формирования многополюсного мира. Успех будет иметь только тот, кто впишется в них. По крайней мере пять таких моделей просматриваются очень четко сегодня: североамериканская группировка, включающая США и Канаду, Европейское сообщество с выделением лидирующей роли Германии. Это Япония с регионом Юго-Восточной Азии. Далее - самостоятельная зона Китая, причем широкого понятия - этнического Китая, поскольку он объединяет всех граждан, близких в этническом отношении, в ценностных ориентирах конфуцианства. Это тоже будет крупный регион. Наконец, либо Россия становится центром притяжения и влияния в крупнейшем евразийском регионе, выступая в качестве еще одного из центров притяжения сил и влияния, либо она выпадает из этой системы и ее судьба будет достаточно печальной.

Насколько обоснованы притязания России, наши притязания на занятие такой роли центра притяжения и влияния? Я бы ввел еще одно понятийное разграничение, которое очень важно. Если брать логику глобального мышления, о которой я говорил, то определяя возможности стать центром притяжения, надо различать уровень и потенциал страны. Это разные вещи. Уровень - это нечто фиксированное на сию минуту, а потенциал - это нечто динамичное, заложенное внутри, способное реализоваться или быть нереализованным.

Обладает ли Россия потенциалом, достаточным по качеству и уровню для того, чтобы выполнить притягательные функции? Надо здесь учитывать целый комплекс проблем. Например, Россия, располагая крупнейшими научными школами, инженерными школами, блестящей системой постановки высшего образования еще сравнительно недавно, вполне может стать центром притяжения людей и умов. У России есть такие центры притяжения, связанные вовсе не только с богатством наших природных ресурсов. Надо только активнее и эффективнее их раскрывать и реализовывать.

Еще одно обстоятельство, связанное с цивилизационными сдвигами. Многие высокоразвитые страны, ориентируясь на создание общества благосостояния, столкнулись с весьма острыми проблемами. Кризис общества благосостояния - это реальность наших дней. Речь идет о дефиците духовности, разобщенности людей, отсутствии между ними нормального контакта, возможности самореализации через те или иные сферы общения. Как раз в этом отношении Россия обладает очень мощным и своеобразным потенциалом, основанным на уникальном сплаве западного рационализма и восточной духовности, на очень сложной совокупности этих явлений. Данную уникальность также следовало бы учесть при определении и выборе модели стратегического развития России, что помогло бы ей стать центром притяжения и влияния, в том числе и интеллектуального.

Отнюдь не все будут приветствовать формирование еще одного такого мирового центра. Мы должны быть реалистами. Это сложный вопрос. Разумеется, важно подчеркнуть, что все это отвечает собственным интересам России, особенно когда мы выстраиваем программу видения наших экономических, общественных, глобальных перспектив.

Но чрезвычайно важно и то, что такой путь не только отвечает нашим национальным интересам или нашим притязаниям. Это в значительной степени очень важный стабилизирующий фактор для человеческой цивилизации в целом. Ибо выпадение России из состава основных центров цивилизации создает очень опасную для всего человечества тенденцию унификации, стандартизации, подгонки под одну жесткую модель. А это достаточно известные процессы, которые ныне совершаются. И следует откровенно сказать, что подобная унификация, преодоление общественного многообразия, упрощение международных связей, в целом упрощение мироустроительной модели - это тенденция к гибели цивилизации.

Последнее обстоятельство связано с тем, что для успешного осуществления глубоких и радикальных сдвигов, которые ожидают в ХХ I столетии нашу страну и человечество, необходим поиск и использование мощных движущих импульсов. Их вполне можно найти в традициях нашей культуры и духовности, ментальности: это подвижничество, бескорыстие, готовность к подвигу, энтузиазм, душевная щедрость и многие другие ценности. Они могли бы эффективно обеспечить мобилизацию запаса пассионарной энергии в нашем народе, пассионарной энергии в том смысле, о котором писал Лев Гумилев. Это как дрожжи, без которых вообще ни одна страна не становилась великой, ни одна цивилизация не расцветала и ни одна из задуманных программ не реализовывалась.

Думаю, что это не просто наша «аура», наше упование и надежда. Это должно явиться результатом продуманного учета и соединения реальных шансов, возможностей и действий, которые в сочетании и энергичном проявлении только и могут привести к успеху.


Статья подготовлена на основе доклада, сделанного автором на Всероссийской научной конференции «Россия - ХХ век» (25 -26. 09. 97 г.), организованной Советом Федерации Федерального Собрания РФ, Министерством науки и технологий и Российской академией наук.

ИЗДАТЕЛЬСТВО
ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
"
MANAGEMENT PRESS " (ПРАГА)

Книги чешских авторов,
которые планируется опубликовать
в
I полугодии 1998 г.

Соукупова Яна, Горжейши Бронислава, Мацакова Либуше, Соукуп Индржих. Микроэкономика (дополнительный тираж 1-го издания). - 536 с . Soukupova Jana , Horejsi Bronislava , Macakova Libbuse , Soukup Jindrich . Mikroekonomic . Dotisk 1 vydani .

Единственная чешская монография и основной учебник по микроэкономике для слушателей экономических факультетов. В книге дан анализ поведения отдельных экономических субъектов (семьи, организации, государства) и принятия ими решений в условиях рынка. Основное внимание уделено взаимодействию рынков различного вида и их отдельных субъектов.

Трнка Павел. Типичные ошибки при оплате налогов и как их избежать в 1998 г. (2-е дополненное, обновленное и скорректированное издание). - 120 с. Trnka Pavel . Nejcastejsi danove omyly a jak jim predchazet v roce 1998. 2 aktualizovane, rozsirene a upravene vydani.

Автор, работник финансовой дирекции, на основе собственного опыта налогового контроля приводит ряд конкретных примеров, раскрывающих наиболее сложные положения налогового законодательства и связанных с ним юридических норм при оплате налогов с физических и юридических лиц. Приведенные примеры характерны для налогов, взимавшихся в 1997 г., и актуальны с точки зрения законодательства и в 1998 г. Подробно рассмотрены изменения в законодательстве, введенные с начала 1998 г.

Бедрнова Ева, Новый Иван и коллектив. Психология и социологияя управления. - 616 с . Bedrnova Eva , Novy Ivan a kol . Psychologie a sociologie rizeni.

Основной учебник для студентов высших и средних учебных заведений экономического, технического и гуманитарного направлений. Анализируются различные формы взаимодействия менеджеров при установлении горизонтальных и вертикальных связей. Рассматриваются психологические и социологические аспекты трудоустройства отдельных работников. Значительное внимание уделяется структуре и динамике рабочих групп, а также личности менеджера, его роли в рабочей группе и организации в целом. Освещаются различные аспекты управленческой деятельности менеджера. Приводятся конкретные примеры из практики.

Продолжение на стр. 24



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено