РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






Проблемы теории и практики управления 4/03

Из истории управления


Политика использования западных технологий как фактор создания крупной индустрии в СССР

БОРИС ШПОТОВ
доктор исторических наук,
ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН


• Форсированная индустриализация осуществлялась в годы первой пятилетки не только за счет мобилизации внутренних ресурсов,
но и получения западных технологий
• Финансирование заказов иностранным компаниям и сооружение объектов проходили при отсутствии внешних заимствований
• Построенные с технической помощью западных фирм предприятия стали базой развития отечественной промышленности, распространения передового опыта и подготовки кадров

После окончания гражданской войны руководство страны выдвинуло в качестве первоочередной задачи восстановление и техническую модернизацию экономики. Ее решение было невозможно без возобновления экономических связей с Западом. Этот процесс начался в годы НЭПа (1921-1927 гг.) привлечением иностранных инвестиций с помощью концессий, главным образом в добывающих отраслях. В дальнейшем, взяв курс на форсированную индустриализацию, советское руководство отказалось от концессий. В ходе реализации первого пятилетнего плана (1929-1932 гг.) использовалась техническая помощь западных компаний в проектировании объектов и проведении строительных работ. Во второй пятилетке (1933-1937 гг.) техническая помощь сменилась в основном закупками оборудования для расширения и модернизации построенных предприятий, а также ввода в действие новых объектов.


Концессии как форма привлечения иностранных инвестиций


Концессии, получившие развитие в годы НЭПа и подчиненные общей политической задаче «временного отступления» ради продолжения «войны с капиталом», означали передачу зарубежной фирме той или иной госсобственности (земель, лесов, рудников, шахт, промышленных объектов и т.д.) в долгосрочную эксплуатацию. Это преследовало цель развития соответствующего производства, добычи или промысла, их технического оснащения, а также создания необходимой инфраструктуры (включая социальное благоустройство) либо целиком за счет иностранной компании, либо на паях с советскими организациями.

Договоры заключались на 15, 20, 30 и более лет, чтобы окупить инвестированный капитал. Часть доходов от концессии отчислялась в форме налогов и иногда предоплаты в пользу государства. По истечении срока действия договора компания обязывалась безвозмездно передать предприятие государству, которое нередко сохраняло за собой право досрочного выкупа. По американским данным, в 1920-1930 гг. было заключено около 220 концессионных сделок, по советским данным, в 1928 г. действовало 114 концессий. Они учреждались, как правило, в перспективных добывающих отраслях 1 .

Однако нормальной работе предприятий с иностранным капиталом мешал ряд факторов: неожиданное для концессионеров расторжение договоров, сопровождавшееся невозместимыми потерями; невыплата компаниям полностью выкупных сумм или компенсаций; бесхозяйственность, бюрократизм, налоговый пресс, ограничения на вывоз валюты. Требования об увеличении инвестиций и повышении их эффективности сопровождались различными формами давления с целью вынудить концессионеров запустить предприятие и быстрее вернуть его государству. Провоцировались забастовки рабочих, профсоюзы предъявляли завышенные требования, фабриковались дела о шпионаже и вредительстве (так, в 1930 г. к тюремному заключению были приговорены администраторы крупнейшей английской концессии Lena Goldfields по добыче сибирского золота и цветных металлов). В целом в отношении иностранцев проводилась такая же политика ограничения, а затем вытеснения из хозяйственной деятельности, как и к внутренним «капиталистическим элементам» города и деревни.

Свертывание НЭПа и полное огосударствление экономики привели к ликвидации концессий, и в первом пятилетнем плане они уже не фигурировали. Лишь немногие из них пережили 1930 г., как, например, японская нефтедобывающая концессия на Сахалине, действовавшая до начала Великой Отечественной войны и снабжавшая Японию дешевой нефтью.


Роль технической помощи
в процессе индустриализации


Первая и вторая пятилетки ставили целью создание новейших капиталоемких отраслей – авиационной, автомобильной, тракторной, химической, машиностроительной, электротехнической и смежных производств, а также размещение промышленности восточнее и южнее Урала, на удаленных от границ территориях. К 1933 г. требовалось построить и реконструировать около 1 500 крупных индустриальных объектов.

Попытки самостоятельного проектирования, а также быстрого и качественного строительства в 20-е годы крупных, технически сложных объектов не увенчались успехом. Неудачи постигли первый советский проект Магнитогорского металлургического комбината, строительство моторного завода в Уфе, Челябинского тракторного завода, Свирской ГЭС и ряда других предприятий. Стало очевидным, что дореволюционный опыт не годился для форсированной индустриализации.

В этих условиях руководство страны приняло решение прибегнуть к технической помощи западных компаний. Она осуществлялась по специальным договорам или включалась в контракты о поставках оборудования. Сроки таких договоров были намного короче концессий, а их привлекательность для зарубежных фирм гораздо выше, поскольку они не требовали рискованных капиталовложений. В период Великой депрессии 30-х годов западные компании особенно нуждались в заказах, и СССР получил возможность в короткие сроки овладеть передовой техникой и производственными навыками. Оплата осуществлялась за счет валютной выручки от экспорта (зерна, продуктов питания, леса, нефти, пушнины, цветных металлов), продажи музейных ценностей и т.д. Правительство стремилось добиться активного баланса в двусторонней торговле с любой страной и долгосрочного кредитования поставок.

По договору о технической помощи иностранная фирма была обязана подготовить строительный или технологический проект с полным описанием и спецификациями оборудования, станков и механизмов; передать советскому заказчику свой производственный опыт (технологические секреты, патенты и др.); прислать в СССР квалифицированных специалистов для наблюдения за строительством и пуском объекта; разрешить определенному числу советских инженеров и рабочих осваивать производственные методы компании на ее предприятиях в ходе зарубежной практики и командировок.

Советский заказчик должен был компенсировать инофирме затраты на изготовление чертежей и командировки ее сотрудников, создать им благоприятные условия труда и быта. В качестве вознаграждения зарубежная компания получала определенный процент от сметной стоимости строительства или установленную сумму наличными. Советская организация обеспечивала рабочую силу, сырье и материалы, а также финансировала строительные работы. Ее специалисты работали в тесном контакте с иностранными, давали оценку проектам, приобретали станки и оборудование согласно полученным спецификациям, заказывая их тем фирмам, где можно было получить кредит или купить дешевле. Каждое крупное предприятие, как правило, получало оборудование от нескольких американских и европейских компаний.

Наряду с договорами о технической помощи использовались и другие возможности ознакомления с промышленными достижениями Запада с целью их применения. Так, в качестве пособий для изучения научной организации производства служили переводы и переиздания книг Г. Форда, Г. Гантта, Ф.У. Тейлора. Зарубежные автомобили, тракторы и другая техника демонстрировались на советских промышленных выставках. Предпринимались попытки копировать зарубежные образцы оборудования и техники по чертежам, изготовленным с разобранных машин (например, выпуск трактора «фордзон» в г. Ленинграде под маркой «Красный путиловец»). Кроме того, сбор экономической и технической информации осуществлялся через технических представителей советских отраслевых трестов («Автостроя», «Магнитостроя», «Тракторостроя» и др.) за рубежом. В США их действия координировал Амторг ( American Trading Corporation ) – созданная в 1924 г. компания с отделениями в Нью-Йорке и Москве. Будучи формально независимой она являлась советским торговым посредником с информационными и разведывательными функциями, подчиняясь народным комиссариатам внешней торговли и иностранных дел. Через Амторг оформлялись сделки и контракты с американскими фирмами и специалистами, а также оплата их услуг.

По отечественным данным, в 1923-1933 гг. в тяжелой промышленности СССР было заключено 170 договоров о технической помощи: 73 с германскими компаниями, 59 с американскими, 11 с французскими, 9 со шведскими, 18 с фирмами других стран 2 . Хотя в рассматриваемый период наблюдалось количественное преобладание контрактов с германскими компаниями, страна нуждалась и в индустриальных гигантах американского типа. В сентябре 1927 г. при Политбюро ЦК ВКП(б) создается постоянная комиссия по техническим и научным связям с США. Американская помощь привлекалась для строительства ГЭС, развития нефтяной, горнодобывающей, угольной, химической, металлургической, электротехнической отраслей промышленности, но прежде всего для массового производства автомобилей, тракторов, авиационных двигателей и другой стандартизованной продукции 3 .

Такие крупнейшие в Европе предприятия, как Днепрогэс, Сталинградский и ряд других тракторных заводов, Магнитогорский металлургический комбинат, Нижегородский (Горьковский) автозавод являлись предприятиями американского типа и происхождения. Компании International General Electric, Radio Corporation of America, Ford Motor Company, International Harvester, Dupont de Nemours стали ведущими зарубежными партнерами СССР.

Внедрение американских методов было признано необходимым и в капитальном строительстве. В США проектирование происходило одновременно с рытьем котлована, разные стадии проектных работ осуществлялись бригадным методом, вместо ручного копирования чертежей использовались светокопировальные множительные машины. Стальные и железобетонные конструкции подбирались по каталогам, что обеспечивало радикальное ускорение монтажа. Крупные проектно-строительные фирмы располагали необходимым контингентом специалистов и рабочих, а строительство было почти полностью механизировано.

Архитектор Альберт Кан, спроектировавший ряд крупнейших предприятий в США, в том числе основной автозавод и сборочные заводы Форда, внедрил в СССР принцип типового промышленного строительства. Его фирма Albert Kahn , Inc . осуществляла проектирование и надзор за сооружением более 500 советских предприятий и создала в СССР школу индустриального зодчества.

Сталинградский тракторный завод, построенный по ее проекту в 1930 г., был сооружен в США, размонтирован, перевезен и собран под наблюдением американских инженеров. В его оборудовании участвовали более 80 американских машиностроительных компаний и несколько германских фирм. Технологический проект Нижегородского автозавода выполнила компания Форда, строительный – американская компания Austin . Теперешний АЗЛК построен в 1930 г. по образцу сборочных заводов Форда. Прототипом «Магнитки» стал принадлежащий компании U . S . Steel Corporation металлургический комбинат в г. Гэри, штат Индиана. Проектированием и строительством Днепрогэса занимались американская инженерно-строительная фирма Cooper Engineering Company и германская компания Siemens 4 .

Многие стройки в СССР стали «интернациональными». Так, объединение «Востокосталь» заключило договор с американской фирмой Arthur McKee на проектирование Магнитогорского металлургического комбината, а с германской компанией Demag – на проектирование его прокатного цеха, еще одна немецкая фирма обязалась осуществлять буровые работы для Магнитостроя. Объединение «Всехимпром» имело 20 договоров с компаниями США, Германии, Италии, Франции, Норвегии, Швеции, Швейцарии.

Значительная часть советских заводов и фабрик работала на стандартном электрооборудовании от International General Electric . Необходимые в машиностроении шариковые и роликовые подшипники делались в СССР на нескольких крупных заводах. Московский ГПЗ-1, который проектировала американская компания Albert Kahn , Inc ., получил техническую помощь от итальянской фирмы RIV (дочерней компании Fiat ), а его управление осуществлялось с участием шведских специалистов компании SKF .

Как отмечалось ранее, фирмы США играли ведущую роль в проектировании советских предприятий, а примерно половина оборудования производилась в Германии в основном по американским спецификациям. По поставкам оборудования 1-е место занимала Германия, 2-е – США, 3-е – Великобритания.

Из 170 договоров о технической помощи, заключенных в 1923-1933 гг. в тяжелой промышленности, 37 были по разным причинам расторгнуты досрочно. По советским оценкам, одни оказались слишком дорогостоящими, другие малополезными, третьи не укладывались в график пятилетки. В ряде случаев отечественная производственная база была недостаточной для использования новейших технологий или их удавалось освоить до истечения установленного договором срока. К разрыву контракта иностранной фирмой приводило иногда увеличение объема заданий компании без дополнительного вознаграждения (так произошло с фирмой Arthur McKee ). Споры по финансовым и другим вопросам помешали детройтской фирме A . J . Brandt завершить техническую реконструкцию автозавода АМО в Москве. Кроме того, многие иностранные специалисты покидали СССР до истечения контрактов, так как их не устраивали недоброжелательное отношение к ним на местах, игнорирование их рационализаторских предложений, плохие условия труда и быта, низкая дисциплина среди рабочих, обсуждение ими решений инженеров и вмешательство в дела управления.

После 1933 г. использование технической помощи Запада резко сократилось, хотя поставки оборудования для советских заводов какое-то время продолжались. Можно отметить две причины: во-первых, успехи индустриализации – многочисленные новые и реконструированные предприятия начали давать продукцию, при этом некоторые из них стали центрами распространения передовых технологий и подготовки кадров; во-вторых, сокращение расходов на техническую помощь, которые жестко контролировала Валютная комиссия Политбюро, при увеличении ее адресности.

В годы Великой депрессии снизился и без того небольшой советский экспорт в США. Затраты американских фирм на производство машин и оборудования выросли, а их кредитоспособность уменьшилась. В августе 1931 г. руководство СССР «ввиду валютных затруднений и неприемлемых условий кредитов в Америке» потребовало прекратить заключение контрактов с компаниями США и «по возможности расторгнуть» уже имевшиеся соглашения. Заказы рекомендовалось перенести в Европу или на советские заводы, не делая исключений даже для важнейших строек пятилетки.

В октябре 1931 г. Валютная комиссия пошла на новое сокращение расходов, включая выплаты компании Форда. Через год были досрочно прекращены закупки у нее автомобильных комплектующих и прерваны переговоры с ее руководством. Средства выделялись только на закупку оборудования для Нижегородского автозавода. В результате компания Форда потеряла около 578 тыс. долл., так как советская сторона приобрела у нее только половину намеченного количества комплектующих, а оборудование поставлялось по заводской себестоимости.

В целом же советское руководство достаточно высоко оценило вклад иностранных специалистов и рабочих в индустриализацию страны в период первой пятилетки. Многие из них были награждены орденами и медалями. В мае 1933 г. в приказе по тяжелой промышленности о работе и условиях труда иностранных специалистов отмечалась их «существенная помощь в строительстве, пуске и освоении новых видов производств на крупнейших гигантах». Наряду с этим указывалось на неэффективность использования и текучку иностранных кадров на некоторых предприятиях 5 .

<>Вместе с тем в ряде случаев советские специалисты считали, что американские методы производства не отвечают местным условиям. Такого мнения придерживались, в частности, некоторые нижегородские инженеры и строители в отношении методов Austin Company – стандартизации и быстроты проектирования и монтажа зданий и оборудования. Они сопротивлялись нововведениям, пытаясь изменить проект Нижегородского автозавода согласно своим представлениям. Это было связано, в частности, с тем, что американская стройиндустрия опиралась на готовые стандарты и спецификации стальных конструкций, железобетонных изделий и т.д., а советские строители экономили подобные дефицитные материалы. Тем не менее среди руководителей стройки преобладала точка зрения, что «критику американских методов производства работ следует заменить тщательным изучением их, овладением ими и переходом на них».</>

* * *

Анализ архивных документов и публикаций в советской прессе 20-х–30-х годов позволяет, на наш взгляд, говорить о ведущей роли западных компаний в проектировании и строительстве важнейших промышленных объектов в период первой пятилетки. Однако распространенное на Западе мнение об исторически сложившейся «технологической зависимости» России искажает сложный и многоаспектный процесс использования зарубежных технологий.

Отечественным вкладом в создание современных предприятий в рассматриваемый период стало не изобретение того, что уже применялось за рубежом, а подбор проектирующих западных компаний, участие в проектировании и оценка проектов, выбор оборудования и его импорт. Со временем сооруженные при техническом содействии западных фирм заводы и фабрики превратились в национальные базы развития различных отраслей промышленности, распространения передового опыта и подготовки кадров. Они выпускали изделия и комплектующие, необходимые не только для родственных производств, но и для всей промышленности, – автомобили, станки, электрооборудование, трубопроводы, кабели, контрольно-измерительные приборы и т.д. Распространение получили и современные приемы капитального строительства, имеющие большое значение для всего народного хозяйства. Все это, как и развитие смежных и вспомогательных производств, являлось уже сугубо внутренним процессом.


1 Индустриализация Советского Союза. Новые документы, новые факты, новые подходы / Под ред. С. С. Хромова. Ч. II. М.: Институт российской истории. – 1999. – С. 227 – 233; Sutton A. C. Western Technology and Soviet Economic Development, 1917 – 1930. Stanford (Calif.), Hoover Institution Press. – 1968. – Pp. 353 – 363.
2 Индустриализация Советского Союза…, С. 252 – 253.
3 Россия и США: экономические отношения, 1917 – 1933. Сб. документов. – М.: Наука. – 1997. – С. 297 – 300.
4 См. За индустриализацию, 5 июля 1930 г.; Экономическая жизнь, 16 октября 1927 г.
5 Индустриализация Советского Союза…, С. 246 – 250 .

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено