РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






ВРЕМЯ ИСПРАВЛЯТЬ ОШИБКИ
Неолиберальные реформы породили теневую экономику и поставили под сомнение принципы наших отношений с МВФ и Мировым банком
Леонид Арцишевский

Об авторе: Леонид Наумович Арцишевский - заведующий лабораторией Института макроэкономических исследований (ИМЭИ) при Минэкономики России.

МАСШТАБНОЕ сотрудничество России с международными финансовыми организациями - Международным валютным фондом (МВФ) и Мировым банком (МБ) осуществляется на основе взятого в России курса на формирование в стране модели неолиберальной рыночной экономики. Эта модель повсеместно утвердилась в индустриальных странах в результате проведенных в конце 70-х - начале 80-х годов нелиберальных реформ, направленных на "раскрепощение" рынка, минимизацию государственного вмешательства в экономику, переориентацию системы государственного регулирования со стимулирования спроса на поощрение инвестиций, осуществление жесткого контроля над инфляцией, отказ от дефицитного финансирования и обеспечение долговременной сбалансированности бюджета.

К началу 90-х годов неолиберальная модель занимала господствующие позиции практически во всех индустриально развитых странах с рыночной экономикой, и именно эта модель была, с одной стороны, взята на вооружение идеологами российских реформ, а с другой - рекомендована политическому руководству России западными экспертами, привлеченными к проведению рыночных преобразований в нашей стране. Альтернативой ей могла бы стать модель поэтапного (не "шокового") перехода от планово-распределительной к рыночной экономике с элементами сильного государственного регулирования, предлагавшаяся рядом видных отечественных экономистов, в том числе Олегом Богомоловым, Николаем Петраковым, Сергеем Шаталиным и другими. Однако новое политическое руководство страны выбрало неолиберальную модель и поручило обеспечить ее формирование группе молодых экономистов во главе с Егором Гайдаром.

Судьбоносный для страны выбор в пользу неолиберальной модели был обусловлен, видимо, следующими обстоятельствами. Во-первых, за период перестройки в российском обществе накопилось острое желание как можно скорее перейти от слов о радикальных рыночных реформах к самим реформам. Во-вторых, доверие к интеллектуальным возможностям старой гвардии экономистов, находившихся при власти во времена Михаила Горбачева, в результате провалов в экономике резко упало. В-третьих, в странах Восточной Европы к этому времени уже был накоплен определенный позитивный опыт рыночных преобразований, осуществлявшихся на основе принципов неолиберализма. Наконец, в-четвертых, под неолиберальную модель Запад проявлял готовность оказать России финансовую помощь и организационную поддержку.

Встав на путь создания неолиберальной экономики, Россия должна была следовать рекомендациям МВФ, в основе которых лежали принципы так называемого Вашингтонского консенсуса, базировавшиеся, в свою очередь, на идеях свободного рынка и экономического неолиберализма. Важнейшие из этих рекомендаций заключаются в следующем. Во-первых, необходимо обеспечить подавление высокой инфляции и в дальнейшем удерживать ее в допустимых пределах. Во-вторых, необходимо сократить дефицит бюджета (федерального, субъектов Федерации, местных бюджетов, бюджетов фондов социального страхования); осуществить жесткую экономию бюджетных средств, ограничив бюджетные расходы. В-третьих, следует провести широкий круг институциональных реформ, направленных на формирование, укрепление и развитие институтов рынка. Это касается системы предпринимательства, банковского сектора, фондового рынка, всей инфраструктуры, связанной с мобилизацией внутренних сбережений. В-четвертых, должно быть осуществлено разгосударствление экономики путем сокращения сферы государственного регулирования и приватизации государственных предприятий. В-пятых, требуется проведение мер по либерализации внешнеэкономической сферы, нацеленных на рост открытости экономики и привлечение иностранного капитала.

Курс на формирование в стране либеральной рыночной экономики в стратегическом плане представляется верным. В процессе его реализации были достигнуты серьезные результаты, заключающиеся в том, что в России к настоящему времени созданы базовые структуры и институты рыночной экономики, сформирована соответствующая нормативно-правовая база хозяйственной деятельности, преодолена и поставлена под контроль высокая инфляция. Вместе с тем нельзя не отметить, что курс реформ не был в теоретическом плане достаточно обоснован, особенно с точки зрения учета российской специфики, вследствие чего в ходе проведения преобразований были допущены серьезные ошибки и просчеты, ставшие одной из основных причин крупных провалов в экономике.

ОШИБКИ НА ПУТИ РЕФОРМ

Главные ошибки в политике реформ состояли в следующем. Во-первых, попытка "перепрыгнуть пропасть одним прыжком", т.е. осуществить форсированный переход от планово-распределительной экономики к рыночной с помощью "шоковой терапии", в условиях России оказалась бесперспективной. Этот переход может быть только поэтапным, растянутым на достаточно длительный временной период. Однако во главу угла были поставлены политические задачи: как можно скорее сломать командно-административную систему, сделав ее реставрацию невозможной, а реформы - необратимыми.

Во-вторых, реформы, призванные обеспечить системную трансформацию экономики, по существу, не носили системного характера, в соответствии с которым необходимо было бы осуществлять одновременно не только институциональные преобразования и меры по финансово-экономической стабилизации, но и нацеленную на возобновление экономического роста структурную перестройку экономики при обеспечении устойчивости производства, инвестиций и социальной сферы.

В-третьих, была неверно оценена способность реформируемой экономической системы к самоорганизации, в связи с чем быстрыми темпами осуществлялось сокращение сферы государственного регулирования. Однако практика российских реформ показала, что траектория разгосударствления экономики не может быть слишком крутой, поскольку механизмы самоорганизации и саморазвития экономики не создаются в одночасье декретами, а могут лишь вызревать в недрах формирующейся рыночной экономики.

В-четвертых, взяв курс на создание неолиберальной рыночной экономики, государство сознательно ограничило круг инструментов государственного регулирования в основном традиционными методами неолиберальной экономической политики, сосредоточенной преимущественно на решении задач по борьбе с инфляцией и обеспечению сбалансированности бюджета. Тем самым были заведомо существенно ограничены возможности целенаправленного воздействия государства на экономику и непосредственно на хозяйствующих субъектов.

В-пятых, не была продумана система организации финансовых структур, обеспечивающая финансирование реального сектора экономики в условиях переходного периода. В созданной в ходе реформ системе коммерческих банков не были предусмотрены специализированные банки долгосрочного кредитования (банки развития).

В-шестых, были допущены серьезные ошибки в методах реформирования. Прежде всего это касается обеспечения финансовой стабилизации с помощью жесткого ограничения денежной массы и высоких процентных ставок по кредитам. Обеспечив подавление инфляции, эта политика привела к острейшей нехватке ликвидности, породившей не имеющий прецедента в мировой хозяйственной практике феномен "экономики неплатежей" и связанную с ней бартеризацию хозяйственного оборота. Кроме того, это касается также и приватизации. Важнейший просчет здесь заключался, с одной стороны, в фактически бесплатной передаче государственных предприятий в руки новых собственников, с другой - в самоустранении государства от ответственности за дальнейшую судьбу приватизированных активов.

В условиях неопределенности политического будущего страны, характерной для первых этапов реформ, и развернувшегося в стране общеэкономического кризиса новые собственники ("олигархи"), как пишет старший вице-президент и главный экономист Мирового банка Дж. Стиглиц, подвергший недавно реформы в бывших социалистических странах крайне резкой критике, во-первых, были заинтересованы в том, чтобы "вывезти значительную часть своего богатства за пределы страны, в "безопасную гавань", и, во-вторых, "обнаружили, что легче обогатититься на распродаже активов, чем на их обновлении с целью обеспечения основы для создания богатства". Эти установки, ставшие доминирующими в хозяйственном поведении значительной части новых собственников приватизированных предприятий, блокируют инвестиции, а вместе с ними и структурную перестройку, и рост российской экономики.

"ВИРТУАЛЬНАЯ" ЭКОНОМИКА

Под воздействием противоречивого характера политики реформ, а также некоторых других факторов российская экономика в настоящее время оказалась перегруженной множеством чрезвычайно сложных проблем, в числе которых необходимо выделить в первую очередь следующие: (1) глубокий спад производства и инвестиций; (2) наличие огромной сферы неэффективной экономики в виде убыточных предприятий; (3) неплатежи и бартеризация хозяйственного оборота; (4) отток ресурсов из реального сектора и бегство капитала за границу; (5) отрыв банковской сферы от реального сектора; (6) отсутствие эффективного контроля со стороны государства и общества за приватизированными предприятиями; (7) низкий уровень демонетизации экономики; (8) исключение из хозяйственного оборота значительной части поступающей в страну иностранной валюты в результате ее накопления населением в "чулках"; (9) расширяющиеся "теневизация" и криминализация экономики.

За каждой из этих проблем скрывается особый механизм их воспроизводства. Совокупность же этих механизмов образует своеобразный мир "виртуальной" (аномальной, патологической) экономики, чрезвычайно трудный как для государственного регулирования и управления, так и для научного анализа и просто понимания происходящих в его "неклассическом", криволинейном пространстве процессов. Патоэкономика неспособна к структурной перестройке и экономическому росту. Более того, формирование и распределение финансовых потоков в ней происходит таким образом, что имеет место неуклонное истощение ресурсов реального сектора и кумулятивное накопление проблем.

Проводимая в России с начала 90-х годов государственная экономическая политика (ГЭП) не сводится целиком к политике реформ. Последние являются лишь частью ГЭП, ибо наряду с реформами государство должно заниматься многочисленными вопросами по обеспечению нормальной хозяйственной жизни в стране, в том числе по решению конкретных неотложных проблем, возникающих в процессе реформ и порождаемых самими реформами. По мере того как реформы набирают темп, их доля в общем объеме мероприятий ГЭП сокращается, в то время как доля проблемного блока, напротив, увеличивается.

В настоящее время в государственной экономической политике на передний план вместо реформ выходят именно проблемы, причем те из них, которые непосредственно связаны с виртуальным характером российской экономики. Без решения этих проблем дальнейшее продвижение России на пути создания эффективной, способной к динамичному развитию рыночной экономики не представляется возможным. Для того чтобы перейти от аномальной экономики к нормальной, необходимо: (1) остановить отток ресурсов из экономики и бегство капитала за границу; (2) ликвидировать неплатежи и бартеризацию хозяйственного оборота; (3) резко сократить масштабы "теневизации" и криминализации экономики; (4) осуществить перестройку банковской системы, обеспечив преодоление ее отрыва от реального сектора; (5) значительно повысить уровень монетизации экономики; (6) установить государственный контроль за плохо работающими и убыточными приватизированными предприятиями; (7) обеспечить вовлечение в хозяйственный оборот валютных накоплений населения. В целом, таким образом, речь идет сегодня уже не столько о реформах, направленных на переход от планово-распределительной экономики к рыночной, сколько о реформировании уже созданной в России рыночной системы с деформированным хозяйственным механизмом.

МЕСТО МВФ В НОВОЙ СТРАТЕГИИ РЕФОРМ

Исходя из вышесказанного становится очевидной ограниченность и уязвимость исходных положений согласованной с МВФ и МБ программы государственной экономической политики, изложенной в "Заявлении правительства РФ и Центрального банка РФ об экономической политике на 1999 год" и "Мерах по реализации среднесрочной программы структурных реформ (Письмо о политике развития для целей третьего займа на структурную перестройку экономики)", утвержденных постановлением правительства Российской Федерации от 19 июля 1999 года # 829.

В целом основные недостатки согласованной с МВФ и МБ программы экономической политики обусловлены ее несистемностью, заключающейся в том, что она не охватывает собой весь комплекс стоящих перед государственной экономической политикой задач, и односторонней ориентацией на использование преимущественно монетарных методов государственного регулирования. Главное внимание в ней сосредоточено на вопросах финансовой стабилизации и осуществления ограниченного круга структурных реформ по четырем следующим направлениям: (1) повышение конкурентоспособности и прозрачности в деятельности и отчетности инфраструктурных монополий; (2) интенсификация развития частного сектора; (3) повышение качества управления в налогово-бюджетной сфере; (4) реформирование финансового сектора. Эти проблемы, безусловно, важны, и решать их необходимо. Однако в целом они носят подчиненный характер по отношению к указанному выше пакету первоочередных проблем, определяющих виртуальный характер российской экономики. Из этого пакета в программу включены лишь две проблемы - реструктуризация банков и неплатежи.

Основной акцент в программе делается на финансовые аспекты развития российской экономики. Так, в заявлении говорится, что преодоление накопившихся экономических проблем, с которыми столкнулась Россия, требует разработки более глубокой экономической программы, направленной на решение фундаментальных бюджетных проблем и обеспечивающей реализацию широкомасштабных рыночных реформ, учитывающих увеличение их общественной поддержки. Представляется, что было бы неправильно нацелить новую экономическую программу только на "решение фундаментальных бюджетных проблем", поскольку, какими бы они ни были важными, с помощью их решения виртуальный характер российской экономики преодолеть нельзя, а значит, нельзя решить и бюджетные проблемы, тем более - обеспечить экономический рост.

Трудно согласиться и с другим принципиальным положением заявления, в котором говорится, что основной предпосылкой августовского финансового кризиса стала несбалансированность бюджета. Очевидно, что августовский финансовый кризис стал следствием самораскручивания клубка проблем, обусловливающих деформированный характер российской экономики и ее внутреннюю несбалансированность, не сводимую к финансовой несбалансированности или несбалансированности государственных финансов. Как справедливо отмечает по этому поводу один из российских исследователей проблем структурной трансформации российской экономики, "проведение стабилизационной политики неприемлемо только на основе макрофинансовых критериев при всей их значимости" и что "стабилизация финансового рынка и, в частности, государственных финансов призвана быть дополнена стабилизацией промышленных и других нефинансовых рынков, нормализацией ценового, платежного и внешнеэкономического механизмов и в целом организационно-правовых отношений".

В связи с состоявшейся в стране сменой политического руководства на повестку дня встал вопрос о новой стратегии социально-экономического развития страны. Одновременно стоит задача подготовки новой программы сотрудничества России с международными финансовыми организациями. Для обеспечения их взаимной увязки в новой стратегии следует предусмотреть два блока задач. В первый блок, который мог бы быть назван "реформы-2", включаются задачи масштабной структурной перестройки и ориентированного на долговременную перспективу экономического роста, а также задачи по реформированию аномального хозяйственного механизма.

Во второй блок под названием "реформы-1" должны войти задачи, решаемые в порядке преемственности в рамках согласованной с международными финансовыми организациями программы государственной экономической политики. Это задачи по обеспечению экономической стабилизации и проведению преобразований, нацеленных на дальнейшее формирование в России институтов рыночной экономики. Естественно, что конкретный круг этих задач должен быть подчинен достижению общих целей новой стратегии социально-экономического развития страны.



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено