РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ

Для предприятий: рынок хлебопекарного оборудования компания CRV bakery.





Проблемы теории и практики управления 1/00

Что мешает становлению цивилизованного рынка в России

МАРШАЛЛ А. ГОЛДМАН
профессор, заместитель директора Русского исследовательского центра Дэвиса Гарвардского университета (США)


• Многие российские проблемы имеют исторические корни
• Рост коррупции и преступности тормозит развитие нормальной рыночной экономики
• Необходимо искать пути мотивации предпринимателей к соблюдению законов, использованию правил и усвоению этических норм цивилизованного бизнеса

На исходе века стало очевидно, что надежды на скорое наступление новой “эры процветания” в России, связанные с заменой централизованного планирования рыночной экономикой, не оправдались. Сегодня состояние относительного благополучия характерно лишь для небольшой группы россиян. Подавляющему же большинству населения еще очень далеко до него.

Становление “рынка” в России обернулось совершенно иначе, чем в странах Запада. Вместо развития экономики в соответствии с общепринятыми в мировой практике законами, нормами учета и деловой этики при существовании системы сдерживания и противовесов, а также наличии финансовых и правовых институтов в России значительная часть национального богатства попала в руки кучки олигархов. Нормы права и учета оказались деформированными. Факторами, препятствующими развитию предпринимательства, стали коррупция, вымогательство и насилие. Утечка капитала за рубеж и наличие “крыши” в высших эшелонах власти превратились в неотъемлемую составляющую “успеха”. Почему же все это произошло, какие ошибки были допущены в ходе реформ и что можно сделать для изменения создавшегося положения?


Немного истории


Многие сегодняшние российские проблемы имеют достаточно глубокие исторические корни. Если обратиться к периоду до 1917 г., то можно отметить, что отношение к предпринимательству не всегда отличалось благосклонностью. Более добропорядочными гражданами долгое время считались те, кто поступал на военную службу, работал в судебных органах, пополнял ряды государственных чиновников. Почетным было и положение землевладельцев, хотя они, проживая часто вдали от своих владений, “стригли” крестьян подобно западным аристократам, “стригшим купоны”.

Зарегистрировать предприятие или хотя бы произвести изменения в его уставе можно было лишь получив официальное государственное разрешение. Некоторые из подобных правил действовали вплоть до 1917 г. Это нередко приводило к тому, что сделать что-либо без взяткодательства или связей в соответствующих инстанциях было трудно. Фактически председатель правительства и министр финансов могли действовать по своему усмотрению, не будучи стесненными какими-либо правилами, предписаниями или юридическими кодексами. Многие из них при этом настаивали на введении жестких ограничительных законов в отношении российской экономики.

Однако наличие жесткого законодательства еще ничего не решало. Действительная проблема состояла в том, что с ним мало считались на практике. Существовало много путей для обхода законов. Такая ситуация была характерна не только для дореволюционного, но и для советского периода (достаточно вспомнить одно из самых строгих в мире законодательств об охране окружающей среды, которое постоянно нарушалось, что привело к самым пагубным последствиям).

По мнению ряда исследователей, пренебрежительное отношение к законам в России во многом связано именно с отсутствием соответствующих традиций, а если говорить о дореволюционном периоде, то в какой-то мере с “недостатком базового делового образования у русского купечества” 1 .

В числе факторов, негативно влиявших на развитие предпринимательства в дореволюционной России, нужно отметить его относительную изоляцию от западных стран, слабую “пропаганду” необходимости усиления роли буржуазии в экономике. Удаленность от деловых центров Европы, низкий (по сравнению с современными стандартами) уровень развития средств связи способствовали отставанию России в распространении концепций, касающихся прав акционеров, трансформировавших в ХХ в. деловую практику Запада. Недостаточный опыт в отношениях с зарубежным бизнесом во многом стал причиной недоверия к иностранным инвесторам, что затрудняло их деятельность в России.

Хочу обратить внимание и на противоречивую роль такого фактора, как богатство сырьевыми ресурсами. С одной стороны, это положительная черта российской экономики, помогавшая пережить тяжелые времена, с другой, на мой взгляд, данное обстоятельство имеет и негативный аспект. Сырьевые ресурсы – надежнейший источник прибыли, обладающий особой притягательностью для инвесторов. Ведь при добыче сырья богатство уже имеется в наличии, в то время как при переработке его еще предстоит создать. Поэтому исторически в России обработка всегда играла подчиненную роль по отношению к добыче сырья и его эксплуатации. Это относилось и к дореволюционной, и к советской эпохам. Это имеет место и сегодня, когда запасы нефти, газа, черных и цветных металлов, драгоценных камней “вдруг” становятся выгодным объектом приватизации, сопровождаемой криминальным беспределом.

В других странах, например в Китае или Польше, столь “заманчивых” объектов для охотников присвоить их при переделе собственности было гораздо меньше, поэтому и “ставки в игре” там не были столь высокими, разгул криминалитета не принял широкомасштабного характера. Ведь и в России вряд ли найдутся желающие преступным путем захватить контроль над устаревшей текстильной фабрикой или полностью выработанной угольной шахтой. Иное дело, когда речь идет о месторождениях нефти, газа и прочих сырьевых ресурсах или выплавке алюминия, приватизация которых с последующим экспортом обеспечивают контроль над денежными потоками.

Трудности, которые испытывает сегодня Россия при переходе к рыночной экономике, связаны и с наследием советского периода, поскольку ее формирование нужно было начинать практически при почти полном отсутствии институтов, обеспечивающих данный процесс.


Рост коррупции и другие изъяны реформ


Обеспечить честность в сфере государственного управления – задача не из легких даже в условиях экономической стабильности. Что же говорить о ситуации, сложившейся в России в 1992 г., когда в условиях гиперинфляции перестали действовать ограничения государства в отношении госслужащих. При росте цен за этот год в 26 раз размер оплаты госслужащих оставался неизменным. Это побуждало к поиску дополнительных доходов и способствовало росту коррупции.

Положение усугублялось тем, что новые лица в верхних эшелонах власти вопреки этическим нормам также преследовали корыстные интересы. Сотрудники академических исследовательских институтов, не проявлявшие ранее заметного интереса к предпринимательской деятельности, начали принимать назначения на министерские посты, а затем всплывали в качестве руководителей новых коммерческих банков или их заместителей.

Частыми объектами открытых домогательств становятся иностранные бизнесмены. Впрочем, многие из них нередко принимали это как неизбежное зло, поскольку считали, что взятки являются “эффективным путем” осуществления бизнеса в “развивающихся регионах”. В ряде западноевропейских стран, а также в Японии они фактически рассматриваются в качестве необлагаемых налогом издержек.

Здесь нужно сделать важную оговорку. Речь, разумеется, идет не о том, что в России слишком много недобропорядочных граждан. Как и в любой другой стране большинство населения – честные люди. Однако они оказались неподготовленными к новым правилам и ограничениям, устанавливаемым государством. Это усугублялось тем, что многие из новых инструментов, особенно налоги, воспринимаются как конфискационные.

Кроме того, реформаторы не учли, что до 1990 г. никто не должен был декларировать доходы и платить подоходный налог добровольно. При советской системе он изымался государством, предприятием или организацией перед выплатой заработка. Не было резона ожидать, что сегодняшние россияне добровольно отдадут до 30% собственного дохода, т.е. сделают что-то совершенно им ранее не свойственное.

По нашему мнению, в идеале первоначальная ставка подоходного налога должна была быть минимальной и возрастать постепенно. К сожалению, не обладая достаточным числом других источников доходов, государство отказалось идти эволюционным путем и в итоге в условиях сопротивления проводимой налоговой политике не смогло обеспечить необходимую собираемость налогов.


Что делать?


Нахождение рецепта – дело нелегкое, особенно потому, что значительная часть населения связывает коррупцию и нечестность с рыночной системой как таковой, не веря в возможность цивилизованного бизнеса.

Думается, что для разработки любой программы по корректировке реформ необходимо прежде всего глубокое понимание существующих проблем.

n Главная задача, на мой взгляд, заключается в нахождении внутренних факторов мотивации, которые побуждали бы российских бизнесменов на добровольной основе использовать общепринятые процедуры и этические нормы. Иными словами, должны быть созданы экономические стимулы для стремления к переменам.

Попытаемся провести некоторую аналогию. Почему, например, водители не едут на красный свет даже при отсутствии полицейского? Очевидно, что при наличии в городе одного или двух автомобилей светофор был бы не нужен. Если при отсутствии машин в радиусе сотен миль его все же соорудили бы, то он скорее всего превратился бы просто в мигалку или игнорировался немногочисленными водителями.

В каком случае обитатели жилого квартала хотят иметь светофор? Они, как и водители, начинают настаивать на его установке, когда возрастает опасность дорожно-транспортных происшествий. Постепенно даже наиболее агрессивные водители начинают понимать невозможность езды на авось без какой бы то ни было регулировки.

Иными словами, люди не только согласятся на ограничения, но и будут настаивать на них, если они отвечают их интересам. Аналогичным образом и бизнес будет не только придерживаться, но и настаивать на соблюдении соответствующих правил, когда поймет, что выгоды в этом случае превосходят издержки и неудобства. Важным моментом здесь является то обстоятельство, что законопослушность вырастает снизу, получает внутреннюю поддержку, а не навязывается сверху и извне.

Нужно искать пути, позволяющие заинтересовать бизнес в установлении правил деловой этики, а не в их обходе. Думается, что в условиях, когда в мире предпринимательства доминирует небольшая кучка олигархов (по аналогии один-два автомобиля на дороге), вряд ли можно ожидать от них соблюдения законов, если только эти законы не установлены ими самими. Только когда будет создана широкая сеть мелких и средних предприятий (по аналогии наступит перенасыщенность транспортных артерий), система сдерживания и противовесов станет успешной. К сожалению, в России ни теперь, ни в прошлом не было благоприятной обстановки для развития малого бизнеса. Об этом свидетельствует тот факт, что количество зарегистрированных малых предприятий составляет в России порядка 800 тыс., в то время как, например, в Польше оно достигает около 2 млн.

В такой ситуации огромное значение приобретает государственная поддержка малого предпринимательства. Государство должно не препятствовать, а способствовать созданию новых предприятий.

n Большую роль может сыграть развитие бизнес-образования. Конечно, было бы наивно думать, что большинство тех преподавателей, которые специализировались на критике пороков капитализма, быстро трансформируется в его приверженцев. Видимо, только новое поколение преподавателей действительно придет к пониманию, что значит идеальная рыночная система и как стимулировать будущих предпринимателей к выполнению основных ее постулатов.

Какие шаги можно предложить? Я выступаю за развитие широкой программы обмена преподавателями и учащимися между российскими и западными образовательными институтами, которая должна охватить десятки тысяч человек. При достаточном числе участников может быть обеспечена “критическая масса”, способная изменить ситуацию. По мере возможности аудиторные занятия нужно сочетать с практической стажировкой на рабочих местах. Такую стажировку должны пройти и западные преподаватели и учащиеся на российских предприятиях. При этом я понимаю, что программа обмена отнюдь не является панацеей. Ведь многие лица, замешанные в скандалах по отмыванию денег, проходили учебу в США.

К мерам, которые, на мой взгляд, необходимы в срочном порядке в бизнес-образовании, относится обучение слушателей международной практике бухгалтерского учета по системе GAAP ( Generally accepted accounting principles ). Это связано с тем, что при наличии внешних инвесторов нужно обеспечить прозрачность в ведении бизнеса, в том числе возможность аудиторской проверки в соответствии с международными стандартами.

Подготовка преподавателей для осуществления такого обучения может проходить при содействии международных бухгалтерских консультационных фирм, входящих в “большую пятерку”. Не исключено, что некоторые из них возьмут на себя и часть расходов по претворению в жизнь данной учебной программы.

Что касается традиционной российской практики бухгалтерского учета, то представляется необходимым адаптировать ее к системе GAAP .

Очень важно, чтобы школы бизнеса организовали такую учебу (как у себя, так и непосредственно на предприятиях) не только для бухгалтерского персонала, но и для высшего руководства компаний.

Сегодня должны быть предприняты шаги к повышению уровня собственно российских бухгалтерских фирм, чтобы они могли помочь своим клиентам в адаптации к системе GAAP . Одним из препятствий ее использования является отсутствие у многих бизнесменов средств для оплаты услуг “большой пятерки”. Когда этим будет заниматься значительное число бухгалтерских фирм, цена услуг должна понизиться.

n Заслуживает поощрения стремление российских фирм к выходу со своими акциями на западные рынки. Для этого они должны будут пройти серию аудиторских проверок с использованием системы GAAP , что постепенно приведет к внедрению и новых стандартов учета.

n Нужно приветствовать вступление России в как можно большее число международных экономических организаций. Членство ее в ЕС и ВТО могло бы ускорить использование принятой во всем мире деловой практики.

n Россия, как и те страны Запада, которые еще не сделали этого, должна присоединиться к существующим международным конвенциям по борьбе с коррупцией. Хотя принятие закона еще не означает его применения на практике, важность первых шагов в данном направлении несомненна. Полагаю, что официальные лица в таких международных организациях, как Всемирный банк и МВФ, как и те, кто занимается предоставлением иностранной двусторонней помощи, должны нести ответственность, если распределяемые ими фонды используются незаконно или идут не по назначению.

Учитывая сложность стоящих перед Россией проблем, вряд ли можно рассчитывать, что перемены могут произойти легко и быстро. Полагаю, что временные рамки формирования цивилизованной рыночной системы должны быть пересмотрены. “Акклиматизация” деловых людей в новых условиях потребует не нескольких лет, а смены поколений.


1

РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено