РАЗДЕЛЫ


ПАРТНЕРЫ






раздел "Статьи отечественных экономистов"
Поблемы теории и практики управления 3/98

Постановка целей государственного регулирования – основа экономической политики

ЛЕОНИД СЕЛИТРЕННИКОВ
заместитель главы Администрации Воронежской области
ЮРИЙ ТРЕЩЕВСКИЙ
кандидат экономических наук, доцент
Воронежского государственного университета


• Институциональные преобразования являются не целью реформы, а средством достижения ее целей
• Неправильное целеполагание привело в России к ухудшению положения наемных работников и образованию монопольно-бюрократических структур
• В российских условиях противопоставление социальных целей и экономической эффективности неправомерно

Для проведения рациональной, адекватной состоянию страны экономической политики органы государственной власти должны прежде всего четко поставить цели своих действий. К сожалению, в подходах к системе государственного регулирования экономики в России (в том числе и в видении проблем) четкости не наблюдается. Речь идет не о теоретических разработках, а о реальной экономической политике.

В этом плане интерес представляет Концепция среднесрочной программы Правительства РФ на 1997 –2000 годы 1 . Как существенный результат реформ в Программе отмечается изменение общественных институтов. В принципе это верно. Но институциональные преобразования нельзя рассматривать в качестве цели. Их неправомерно ставить в один ряд с такими целями, как достижение устойчивого экономического роста, обеспечение высоких темпов увеличения инвестиций, структурные изменения, повышение конкурентоспособности предприятий, рост реальных доходов и потребления населения и др. Институциональные реформы, по сути, являются условием, средством достижения целей.

Непонимание этого обстоятельства неизбежно ведет к тому, что государственные органы идут по самому легкому пути – не выполняя поставленных задач, не достигая целей, связанных с материальными и духовными переменами, отчитываются о проведенных институциональных преобразованиях, произвольно выбранных из общей системы институций. В результате методологической ошибки при определении целей Программы формируется комплекс задач, не связанных с ними или расплывчатых, пригодных на все случаи жизни: обеспечить макроэкономические условия для структурной перестройки и экономического роста; провести реформу предприятий, чтобы повысить уровень управляемости ими в рыночных условиях; осуществить реформу социальной сферы с целью значительного повышения ее эффективности и т.п.

n Для выполнения сознательных, целенаправленных действий при проведении реформы необходимо четко установить:

• что представляет собой реформируемый объект, каковы его основные параметры;

• какие параметры должны быть изменены;

• кто и каким образом должен влиять на изменение этих параметров;

• могут ли они измениться без вмешательства государства, и если могут, то какие действия должны предпринять (или не предпринимать) государственные органы, а если нет, то в чем должна выражаться роль государства, его структур;

• какими ресурсами располагает субъект экономической деятельности, в данном случае государство;

• каким образом должны использоваться ресурсы для получения заданного результата, достижения поставленных целей.

Это общий алгоритм достижения целей государственного реформирования социально-экономической системы. Что касается объекта реформирования, то сегодня можно считать доказанным следующее: экономическая система России к началу реформ характеризовалась несбалансированностью, систематическим ухудшением на протяжении 20–25 лет воспроизводственных пропорций, что в конечном счете негативно отражалось на уровне жизни населения.

Определить параметры, которые должны и могут быть изменены, значительно сложнее. Высока вероятность конструирования надуманных, нежизнеспособных моделей социально-экономического устройства. Поэтому для построения реальной модели необходимо учитывать общемировые социально-экономические тенденции, положение России в мировой системе, ее специфику с геополитической, экономической, институциональной точек зрения.

n Мировой опыт показывает, что сложившийся в ряде стран тип индустриального общества, ориентированный на массовое производство и потребление, неустойчив. Высокий уровень развития был достигнут в точке ресурсного предела, к которой развитые государства пришли по тем или иным причинам первыми. Сомнительно, что и остальные страны в принципе могут добиться этого. Высокий уровень потребления (декларируемая или подразумеваемая цель правительств слабо- и среднеразвитых государств) достигнут слишком дорогой ценой: растрачиваются невосполнимые природные ресурсы; нерационально, однобоко используется человеческий потенциал; нарушается равновесие между социумом и природной средой (в настоящее время развитые страны явно или скрыто пытаются переложить бремя этого нарушения на менее развитые, используя призрак высокого уровня потребления); социумы постоянно находятся в конфликте друг с другом.

Негативные составляющие современной цивилизации многогранны. Доказано, что если бы мир попытался жить по стандартам потребления развитых стран, не меняя технологий, то природных ресурсов просто не хватило бы. Даже территориально ограниченное распространение “общества потребления” ведет к перманентным кризисам – экологическому, энергетическому, сырьевому, структурному, продовольственному, демографическому и др.

В общемировом плане возникла необходимость перехода к постиндустриальной цивилизации. Главной составляющей такого типа общества в технологическом плане является информатизация, связывающая не только производственные звенья, но и все секторы социально-экономических систем. В социальном аспекте главная черта постиндустриальной эпохи заключается в гуманизации и социализации экономики. Но именно социальная сфера в результате неправильного целеполагания российских реформ пострадала более всего.

n Можно отметить ряд показателей, характеризующих ухудшение положения населения. Розничный товарооборот по Центрально-Черноземному району России систематически снижается. Даже на относительно благополучном для населения этапе (1996 – 1997 гг.) его сокращение продолжается. Так, объем розничного товарооборота в регионе составил (в процентах к соответствующему периоду предыдущего года): кв. 1996 г. – 94%, I половина 1996 г. – 101,7, январь – сентябрь 1996 г. – 97,5, в целом 1996 г. – 93,6%. В 1997 г. эта тенденция сохранилась. Розничный товарооборот за первое полугодие сократился на 9,2%. В Воронежской области ситуация та же, что и в регионе в целом. Причем товарооборот снижался и в условиях стабильных номинальных денежных доходов 1996 г., и при их некотором росте (5,5%) в I половине 1997 г.

В условиях спада как негативное явление следует оценить рост уровня сбережений относительно потребительских расходов. Так, в I половине 1997 г. уровень сбережений в Воронежской области составил 49,4% к сумме потребительских расходов, увеличившись по сравнению с соответствующим периодом 1996 г. на 9,5 процентных пунктов. Общероссийская тенденция менее выражена, но имеет ту же направленность – 34% в I половине 1996 г. и 38% в I половине 1997 г. Это противоречит общим закономерностям динамики потребления и сбережений.

Наиболее показательным является падение частного потребления в ВВП. В 1995 г. этот показатель по России, рассчитанный в системе национальных счетов, сократился по сравнению с предыдущим годом на 8,4% 2 .

В большинстве стран, где происходило падение ВВП, частное потребление представляло собой наиболее инерционный сегмент. Темпы его сокращения были ниже, чем темпы уменьшения инвестиций и государственного потребления. В отличие от общего правила частное потребление в России снизилось в большей степени, чем государственное потребление и сам ВВП. Доля частного потребления в ВВП упала с 43,1% в 1994 г. до 42% в 1995 г., а удельный вес государственного потребления возрос соответственно с 23,4 до 24% ВВП 3 .

n Неправильное целеполагание реформирования экономики в сочетании с особенностями российского менталитета привело к двум взаимосвязанным институциональным результатам, которые хотя и известны мировой практике, но редко принимают такие масштабы и формы.

Произошло резкое ухудшение положения наемных работников, причем в многоаспектном плане. Оно не ограничивается уменьшением реальной заработной платы. В ходе реформ появился такой феномен российской экономики, как невыплата заработной платы. Аналоги найти трудно. Происходит интенсивная деквалификация и депрофессионализация работников в результате резких структурных изменений в производстве. В процессе ваучерной приватизации работники оказались вначале прикрепленными к приватизируемым предприятиям, а затем попали в число “хозяев”. Это создало благоприятные условия для социальной демагогии – “акционеру”, “хозяину” сложнее требовать от управленческого звена предприятия гарантированной заработной платы и других социальных гарантий. Широкий слой работников возник в сфере нелегальной занятости. Это во-первых.

Во-вторых, одновременно с ухудшением положения наемных работников при непосредственном участии государственных органов власти началось формирование монопольно-бюрократических структур. Их создание связано со спецификой становления рыночных отношений в России. Рынок в любой стране образовался не сам по себе, а при содействии государства, обеспечившего юридическую, идеологическую и, как правило, силовую защиту нового типа отношений. Но выполнив свою роль, государство не стало активным субъектом экономики, а превратилось, по существу, в “ночного сторожа”.

В пореформенной России государство, напротив, выступило сразу как активный хозяйствующий субъект. Это связано с тем, что перед Россией 90-х годов встала сложная проблема – быстро и коренным образом изменить систему хозяйства, используя бюрократическую мощь государства, и в то же время не допустить его глубокого проникновения в новые рыночные структуры. Практика показывает, что эффективно решить эту задачу не удалось. Чрезвычайно активное вмешательство государства в экономические преобразования привело к формированию своеобразной модели капиталистического хозяйства, в котором государство оказалось доминирующим хозяйствующим субъектом. Вместе с тем этот факт облегчает эффективное целеполагание.

n Успешное решение вопросов социально-экономического развития страны, эффективность проводимых реформ в значительной степени связаны с адаптацией идеальной рыночной модели к конкретно-историческим условиям. Исторический опыт любой страны уникален. Поэтому нельзя брать за основу абстрактные модели или чужой опыт, даже положительный. Необходимо ориентируясь на общие принципы хозяйствования, мировые тенденции развития производительных сил, находить формы и методы реформирования экономики, адекватные национальным особенностям, традициям, системе общественных институтов.

В России государство всегда рассматривалось как важнейший институт, самодостаточный, имеющий право требовать от человека абсолютного доверия, полного подчинения и при необходимости самопожертвования. Это обстоятельство сделало возможным стремительный поворот от социалистической экономики к рыночной, капиталистической. Но это же обусловило и применение экономически неэффективных методов хозяйствования, длительные задержки выплат заработной платы, пенсий, социальных пособий, что обрекает четверть населения страны на существование ниже уровня бедности.

Доверие людей к государству позволяет экономить огромные средства вследствие невыполнения социальных программ. Но при этом стратегический интерес государства в сохранении института доверия населения подрывается. Постоянное невыполнение обещаний приводит к потере доверия, на котором фактически держится весь механизм реформ. Поэтому постановка целей реформ, применение любых форм и методов государственного регулирования экономики должно согласовываться с укреплением доверия к действиям государственных органов власти.

Следовательно, для России, более чем для какой-либо другой страны, необходима социальная направленность экономики. В наших условиях противопоставление социальных целей и экономической эффективности неправомерно. Социальные расходы в России представляют собой вложение не столько в “человеческий капитал”, сколько в “государственный капитал”. Достижение относительного социального равенства – это не только фактор, способствующий повышению эффективности трудовой деятельности, но и центральный политический принцип реформ, без которого повышение эффективности в ее “математически чистом” виде и невозможно, и бессмысленно. Необходимо сохранить хотя и наивное, но в то же время экономически рациональное отождествление каждым человеком себя с государством.


1 Концепция среднесрочной программы Правительства РФ на 1997 – 2000 годы. Структурная перестройка и экономический рост//Вопросы экономики. – 1997. – № 1. – С. 4–68.
2 Илларионов А. Упущенный шанс//Вопросы экономики. – 1996. – № 3. – С. 84 – 102.
3 Там же. – С. 101.



РЕКЛАМА


РЕКОМЕНДУЕМ
 

Российские реформы в цифрах и фактах

С.Меньшиков
- статьи по экономике России

Монитор реформы науки -
совместный проект Scientific.ru и Researcher-at.ru



 

Главная | Статьи западных экономистов | Статьи отечественных экономистов | Обращения к правительствам РФ | Джозеф Стиглиц | Отчет Счетной палаты о приватизации | Зарубежный опыт
Природная рента | Статьи в СМИ | Разное | Гостевая | Почта | Ссылки | Наши баннеры | Шутки
    Яндекс.Метрика

Copyright © RusRef 2002-2017. Копирование материалов сайта запрещено